qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

Томас Кохрэн - адмирал четырех флотов - 2

11-15 апреля 1809 года случилась самая крупная победа Кохрэна - Сражение в Баскском проходе (у французов - Сражение у острова Экс). Как "крупного специалиста" по "прибрежным операциям, его назначили командовать отрядом брандеров в эскадре адмирала Джеймса Гамбье[ра], которая должна была атаковать французский флот, стоявший в устье реки Шаранты (близ Ля-Рошели). Брандеры тогда переживали "закат карьеры", результативных атак с их участием становилось всё меньше, и весьма скоро от них вообще отказались. Собственно, и сам Кохрэн сперва решил, что его ночная атака провалилась - только четыре брандера достигли цели, но существенных повреждений французам не причинили. Однако эффект всё же случился - французские корабли в панике снялись с якорей и бросились отступать. И... почти все сели на мели - берег изобиловал отмелями и малыми глубинами. Кохрэн бросил на них фрегаты, бывшие в его отряде, и просигналил основным силам, предлагая завершить "избиение младенцев".


Капитан Кокрэн в 1807 году (кликабельно)

Однако Гамбье не только не помог Кохрейну, но и прислал "стоп-сигнал" - адмирал боялся, что его корабли сядут на те же мели, что и французские. В итоге три дня с противником бился один Кохрэн, игнорировавший приказы начальника. Четыре линкора и фрегат удалось сжечь, но остальные 7 линкоров и три фрегата сумели сняться с отмелей и уйти. В общем-то для отряда из нескольких фрегатов и брандеров победа была достаточно громкой - шотландец получил Орден Бани, который весьма редко давали морякам не в чине адмирала. Но он опять "завелся" и по возвращении в Англию обвинил Гамбье в трусости. Тот потребовал для "смытия пятен" созвать военный суд, который, слегка помявшись, признал действия адмирала не выходящими за рамки разумной осторожности. Еще более взбешенный Кохрэн "списался на берег" - из флота не ушел, но отказался от всех предложенных ему для команды кораблей.

И занялся политикой, избравшись в парламент, где примкнул к радикалам, а также спекуляциями на бирже - благо операции в Средиземном море принесли ему целое состояние призовых денег. Постепенно "пылкий моряк" стал настоящей занозой в заднице у правительства, поддерживая самые смелые законопроекты (например, об избирательной реформе) - его гигантская популярность (наверное, после Нельсона он был самым известным британским морским героем, и что немаловажно - всё еще живым) обеспечивала идеям "радикалов-отщепенцев" хороший пиар. Решительность и "безбашенность" не оставляли Кохрэна - перед арестом одного из соратников он принес к нему в дом бочонок пороха и предложил взорвать его, если полицейские решатся на штурм.



В феврале 1814 года случилось "Дело Кохрэна" - один из самых громких финансово-политических скандалов тех лет. Изложим по порядку. У Томаса был еще один дядя (вообще их у него было много) - Эндрю Кохрэн-Джонстон, человек мутный и с репутацией жулика. В то время он занимался биржевыми спекуляциями. А Томас готовил линкор "Тоннант", на котором наконец собирался вновь выйти в море и присоединится в Северной Америке к эскадре другого дяди, уже адмирала Александра Кохрэна (у которого служил еще мичманом). Кохрэн-Джонстон познакомил племянника с неким "прусским аристократом" Шарлем Рандомом, бароном де Беранже (чисто же прусские имя и фамилия!) - тот-де был у себя в отчизне офицером егерей и мог хорошо подготовить морпехов "Тоннанта".

21 февраля 1814 года Беранже, выдавая себя за "полковника де Бурга", адъютанта лорда Чарльза Шоу Каткарта, посла Англии в России (находившегося при царе, в ставке действовавшей во Франции армии), распространил сообщения о том, что Аполион захвачен в плен казаками, а Париж взят. Гособлигации, естественно, взлетели в цене на несколько дней - пока не появились достоверные известия с фронта (эта афера получила название "Великое мошенничество на фондовой бирже 1814 года"). Но группа дельцов уже успела нагреть руки, выгодно продав скупленные накануне облигации. Среди них был Кохрэн-Джонстон, "поднявший" примерно полмиллиона фунтов, и его биржевой маклер Эндрю Батт.


Карикатура 1815 года - бывший морской герой стал частным лицом и арестантом (кликабельно)

Скандал привел к специальному расследованию. Которое, среди прочего, выяснило, что Беранже в день аферы был в доме Томаса Кохрэна и о чем-то с ним "сговаривался". Кохрэн объяснял, что пруссак просился на "Тоннант", чтобы скрыться в Америке от долгов. Противники его настаивали, что они "сговорились" о распространении заведомо ложных сведений. Тут же был созван суд, во главе которого "совершенно случайно" оказался политический противник радикалов, Эдвард Лоу, лорд Элленборо. Судья уцепился за два факта:

  1. Капитан Кохрэн тоже получил выгоду во время скандала, потому что его поверенный продал гособлигации на сумму свыше 130 000 фунтов;

  2. Капитан Кохрэн утверждал, что Беранже был в своем обычном зеленом мундире егеря, тогда как портной и извозчик показали, что на нем был красный английский мундир. И Кохрэн-де "обязан был заподозрить неладное".

Адвокат Кохрэна смог доказать, что указания клерку продавать гособлигации, если их цена поднимется на 1%, его клиент дал задолго до аферы. И полученная выгода не может быть доказательством сговора. Однако Элленборо уцепился за "цвет мундира" и вынес обвинительный вердикт: Беранже и Кохрэн (остальные участники аферы, в том числе и Кохрэн-Джонстон, скрылись и были осуждены заочно) получили год тюрьмы, штрафы по 1000 фунтов и час у позорного столба. А капитан был вычеркнут из списка офицеров флота, исключен из палаты общин и лишен Ордена Бани - по сему случаю даже провели средневековый ритуал, выбросив из Тауэра в полночь флаг и герб Кохрэна.


За что, плэт?

Большинство историков согласны с тем, что Томас Кохрэн не был участником аферы. Единственный аргумент против его слов - цвет мундира Беранже. Но капитан мог попросту спутать, ибо показания давал спустя три недели, а до того всегда видел пруссака в зеленом егерском мундире. К тому же слуги Кохрэна тоже показали, что иностранец был "в зеленом", а показания извозчика впоследствии были опровергнуты. Портной же на самом деле сшил красный мундир - вот только он не сопровождал Беранже в дом Кохрэна и не мог знать, в нем ли тот был там.

И общественное мнение в большинстве своем сошлось на том, что приговор - политический. Шумная кампания в оппозиционных СМИ заставила короля отменить позорный столб, а на перевыборах в округе Кохрэна кандидаты от тори (в том числе знаменитый драматург Ричард Бринсли Шеридан) сняли свои кандидатуры, шотландец был снова избран в парламент - заочно, ибо всё еще отбывал свой годовой срок. И тут снова ему "вступило в голову" - он сбежал из тюрьмы, чтобы выступить в Палате общин, и был там арестован. Впрочем, последствий его проступок не имел - по истечении года заключения его выпустили на свободу. Бывший славный капитан флота остался ошельмованным политиком...

Tags: Аполионика, Кохрэн
Subscribe

Posts from This Journal “Кохрэн” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments