qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

Над чем посмеялся Сфинкс

Жертвы Плутарха

Что знали французы конца XVIII века о Египте? Ну, это смотря какие французы. Например, в Марселе базировались компании, которые веками специализировались на морской торговле с Востоком - побережье Сирии и Палестины получило во Франции название Левант (и потому средиземноморский ВМФ назывался Флот Леванта, ибо охранял сию торговлю). И туда постоянно плавали кОрОваны, возившие "азиатский товар" в обмен на золото и серебро, ибо даже с открытием морского пути в Индию португальцами дешевле, а главное безопаснее, было плавать по Средиземному морю, а не по Атлантическому и Индийскому океану, и покупать тот же товар у арабских посредников. Так что марсельские арматоры кое-что знали хотя бы о крупных торговых портах Левантийского побережья, ассортименте товаров, ценах и сети торговых посредников, нарабатываемой годами. Естественно, что такой подход мог снабдить сведениями только об Александрии (арабской ал-Искандарии) и (в самом лучшем случае) ее окрестностях - дельте Нила.


Александрия в 1681 году (кликабельно)

Кое-что знали и дипломаты - причем французские как раз намного больше других европейских, ибо у Франции еще с XVI века были "особо теплые" отношения с Османской империей, которую "христианнейшие короли" натравливали сперва на империю Хабсбургов, а в XVIII веке -  на Россию. Посему и французское посольство в Истамбуле было крупнейшим и влиятельнейшим, и консулы в больших портовых городах имелись - в той же Александрии. Так что когда человек, вот уж точно ничего конкретного о Египте не знавший - математик Готфрид Вильхельм фон Ляйбниц - с какого-то внезапного перепою принялся советовать королю Людовику XIV захватить Египет, при дворе нашлись знающие и умные люди, чтобы просветить Его Величество по поводу вреда сей затеи для внешней политики Франции. Хотя российские исторЕГи, пишущие о Египетском походе, уверены, что помешала Лую Каторзу только Война за испанское наследство...

Следующим, если верить российским исторЕГам, кому в голову пришла такая мысль, стал Этьенн Франсуа де Шуазёль, государственный секретарь по иностранным делам в 1758-1763 и 1768-1770 годах. Эта история мутная - никаких особых подробностей в российских сочинениях, повторяющих друг за другом, аки попки, фразу "колонизация Египта должна была компенсировать потерю Канады" (причем со слов Шарля Мориса Талейрана в 1797 году, когда сам его предшественник давно уже был мертвый), я не нашел, как и в доступных в сети статьях о внешней политике Шуазёля. (Впрочем, жизнь на это я не клал, и если кто-то этим профессионально интересуется - флаг в руки, а я буду только рад каким-то подробностям). Что особенно сомнительно, ибо французы после Семилетней войны были вельми заняты противодействием агрессивным захватническим планам Екатерины II, и ослабление Османской империи в эту концепцию никак не вписывалось (напротив, Версаль всячески помогал туркам военными специалистами).


Мутный Шуазёль

Но вот обычные французы, не марсельские арматоры и не дипломаты "старой школы", а, например, выскочки-лейтенанты, пролезшие нахрапом в генералы (некий Набулионе Буонапарте), и епископы-расстриги, прошмыгнувшие с черного хода в министры иностранных дел (Талейран), что-то знать о Египте могли только из книг. Египтологии как таковой тогда не существовало в принципе - расшифровщик иероглифов Жан-Франсуа Шампольон еще в пеленки писался (родился в 1790 году), а первые научные данные о Египте (как и Розеттский камень, с которым будет мучиться Шампольон) в Европу привезут как раз ученые, взятые в поход. Оставались только сочинения в жанре "путевые заметки мимокрокодила, занесенного шиложопием в гребеня мира, и его мысли по поводу увиденного с верблюда". О конкретной стране Миср (зовомой так безбожными мусульманскими агарянами) во Франции конца XVIII века было всего два доступных сочинения - "Путешествие в Сирию и Египет в годах 1783, 1784 и 1785" Вольнэ и  "Письма из Египта" Савари.

Клод-Этьен Савари родился в 1750 году в Бретани и был ориенталистом - "типа ученым человеком, изучающим Восток", для чего начинали обычно с изучения арабского языка, чем он и занялся. В 1776-1779 году Савари посетил Египет и Сирию, в 1783 году выпустил в свет перевод Корана на французский язык, в 1785-1786 годах издал свои путевые записки и "ученые размышления" в трех томах, а уже после его смерти в 1788 году была издана написанная им же грамматика арабского языка. Константэн Франсуа де Шассбёф, граф де Вольнэ (в русской литературе неграмотно - Вольней), прожил намного дольше, родившись в 1757 году в Анжу и умерев в Париже в 1820 году. Он прославился прежде всего как философ, религиовед и гебраист, написавший куеву тучу разных книг. Его "Путешествие по Египту..." вышло в 1787 году.


Граф де Вольнэ

Савари и Вольнэ оставили много ценных сведений, особенно учитывая то, что это были первые "почтинаучные" наблюдения европейцев - о климате и природных условиях Египта, о сельском хозяйстве и экономике, об этническом составе населения и о "нравах народов" (например, арабы-феллахи у них были "забитые и испорченные деспотизмом коварные типы", арабы под властью шейхов - "свободолюбивые и благородные", арабы-бедуины - "грабители кОрОванов, но честные и гостеприимные", турки - "тираны и разрушители страны", христиане-копты - прослойка между крестьянами и правящим классом), об мусульманском фанатизме (оба оценивали ислам негативно, но уже не как "языческое еретичество", а как "тонкую политическую систему для деспотического подчинения масс", и потому Мухаммед у них - хитрый политик-манипулятор, а не лжепророк и еретик).

Плюс "изложения древних историй Египта", в основном по древнегреческим авторам. Но было в сочинениях у обоих одно "очень общее место", неизбежное у поклонников Плутарха и Просвещения - "благородный народ" (Савари вообще сравнивал египтян с древними греками) страдает и мучается "под пятой" глупых и некомпетентных "оккупантов", которые разоряют такую богатую и плодородную страну. И нужна "крепкая европейская просвещенная рука", которая "сбросит оковы тяжкого рабства" и "принесет светоч цивилизации в этот темный угол мира" - тогда "благодарное египтянство" под мудрым управлением философов-французов (никаких англичан, конечно же, оба писателя на этом месте не видели в принципе) превратит Египет в рай на земле, "и всем будет счастье"...


Титульный лист "Писем из Египта" Савари

Так что, например, не отягощенный знаниями о Востоке, как и вообще избытком здравого смысла, генерал, жаждущий "затмить подвиги Александра Великого", мог сделать из прочтения трудов Савари и Вольнэ только один вывод - надо "иттить и брать". Хотя, к слову, сам Вольнэ всё-таки в "Путешествии" весьма недвусмысленно предостерег от этого - наши (французские) солдаты и офицеры-де сами недалеко от облизян отбежали, их манеры и пианство на Востоке не проканают, и они арабцев тупо не поймут, не зная ни языка, ни культуры, и будут бесконечные разборки с местными... И ведь как в воду глядел.

Спасибо ув. Андрей Михайлов за ценное дополнение:

Но более потаенных мыслей Шуазёля на Наполеона должны были оказать вполне конкретные мысли, положенные на бумагу вышеупомянутого Сен-При и, особенно, барона де Тотта. Последний выполнял ряд миссий в Турции в том числе в качестве военного специалиста, в 1777 г. исполнял функции инспектора Леванта, когда посетил Египет. Его "Мемуары" в 4х томах (4й посвящен в том числе и Египту) без сомнения читал Наполеон. Указанная книга Ру и, например, Christopher Herold "Bonaparte In Egypt" достаточно подробно освещают докладные записки Тотта к Министру иностранных дел и Морскому министру о политическом положении Турции и, после его путешествия в Левант, где он выполнял в том числе и секретную миссию по определению именно возможности занятия Египта французскими войсками. При нем французский шпион Ла Лон так же проинспектировал Суэц. По заключению Тотта "оккупация Египта будет мирным занятием беззащитной страны". Базой он предлагал избрать Крит, занятие Александрии, Дамиетты и Каира определил, как весьма легкие. Лучшим пунктом высадки указал Абукир. Само же занятие Египта - как нужное дело на фоне полного упадка Турции, так как Египет контролирует дороги в Индию. По мнению Херолда, Вержен положил меморандум Тотта под сукно не только из-за лояльности Порте, сколько из-за ВзН, по результатам которой Франция сохранила Вест-Индию, ещё и с приобретениями - чтобы вместо старых, проверенных колоний искать сомнительных приобретений. Но в этих планах Бонапарт мог найти много интересного (да и в ходе войн революции колонии Франция теряла, в отличие от ВзН).

Tags: Аполионика, Сфингс египедский
Subscribe

Posts from This Journal “Сфингс египедский” Tag

  • Над чем посмеялся Сфинкс - 26 (финал сезона)

    Сумерки божков Итак, главнокомандующий Мену оказался отрезан от остального Египта и заперт в Александрии. Штурмовать основательно укрепленный…

  • Над чем посмеялся Сфинкс - 25

    Приход лесника Все эти "титанические усилия" по побиянию стопятьсотых по счету волн мусульман, нОбигавших на Египет, всё сокращающимися…

  • Над чем посмеялся Сфинкс - 24

    Аллаху - акбар! В конце XVIII века для европейцев ислам был "таинственной загадкой Востока", причем даже еще и не романтической, ибо…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments
\Следующим, если верить российским исторЕГам, кому в голову пришла такая мысль, стал Этьенн Франсуа де Шуазёль, государственный секретарь по иностранным делам в 1758-1763 и 1768-1770 годах. Эта история мутная - никаких особых подробностей в российских сочинениях, повторяющих друг за другом, аки попки, фразу "колонизация Египта должна была компенсировать потерю Канады" (причем со слов Шарля Мориса Талейрана в 1797 году, когда сам его предшественник давно уже был мертвый), я не нашел, как и в доступных в сети статьях о внешней политике Шуазёля. (Впрочем, жизнь на это я не клал, и если кто-то этим профессионально интересуется - флаг в руки, а я буду только рад каким-то подробностям). Что особенно сомнительно, ибо французы после Семилетней войны были вельми заняты противодействием агрессивным захватническим планам Екатерины II, и ослабление Османской империи в эту концепцию никак не вписывалось (напротив, Версаль всячески помогал туркам военными специалистами).\

Не только российские историки пишут. Например, Франсуа-Шарль Ру в "Les origines de l'expédition d'Égypte" останавливался на этом моменте: "думающий в момент когда он написал эти строки [о планах Шуазёля в отношении Египта] о направлении колониальной экспансии Франции в Египет, Талейран может быть заподозрен в том, что он помешает свои собственные идей под прославленный патронаж. Но его свидетельство, долгое время бывшее единственным, которым мы обладали в отношении проектов Шуазёля, подтверждается одним из свидетелей эпохи, находящемся даже в лучшем положении, чтобы знать секретные мысли министра Людовика XV. "Египет", - писал герцог де Лозен графу де Монморену в 1787 г., - " всегда привлекал внимание герцога де Шуазёля. Приобретение этой прекрасной и плодородной страны был его любимым проектом, политический роман, который всегда занимал его мечты". Ру говорит, что племянник Шуазёля, даже после удаления последнего от дел, часто посещавший его в Шантелу, мог в разговоре касаться и этой темы. Сам Лозен позднее хотел ввязаться в индийский проект по плану Бюсси и выступил инициатором завоевания африканских владений Англии (см. "Записки герцога Лозена"). Далее Ру говорит, что внимание Шуазёля без сомнения привлекало то, что Египет фактически выпал из под влияния султана, и управление в стране находится в хаотическом состоянии. Хотя в деловой переписке хранится молчание о планах в отношении Египта (Ру пишет, что это естественно, так как нельзя было открывать раньше времени интерес к Египту, то может вызвать отторжение султана из-за проблематичного и пока весьма условного проекта). Тем не менее, некоторые подтверждения словам Лозена и Талейрана Ру находит в инструкциях послу в Константинополе Сен-При от 17 июля 1768 г. в парраграфе о "революциях ранних или поздних, которые угрожают Оттоманской империи". В этих случаях Сен-При должен был изыскать средства, из которых Франция может извлечь выгоду. И особое внимание обращал на то, что "Египет уже находтся в независимом состоянии, татары Крыма вот вот должны избавиться от ига. Эти две страны должны без сомнения вырасти на руинах Оттоманской империи, и в эту сторону мы должны обратить наш взор". Но Ру отмечает, что это не проекты завоевания Египта, а, скорее, возможность оставить за собой свободу действий, если классическая политика поддержки Турции даст сбой, и Оттоманская империя рухнет (особенно на фоне успехов русского флота в Морее, когда позиция Британии на корню срезала планы Франции по прямому вмешательству вплоть до уничтожения русского флота в Средиземном море). Вывод Ру таков, что "Талейран без сомнения форсирует события, говоря, что Шуазёль ГОТОВИЛ переговоры по присоединению Египта к Франции", и Лозен. без сомнения, ближе к истине, говоря о "политическом романе, который всегда занимал его мечты", но государственный человек, который дал нам Корсику, мог без сомнения рассматривать возможность дать нам Корсику". Схожие мысли высказывал и Вандаль.