qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Category:

Дохмелье, хмелье и похмелье - 41

Тень Хмельницкого

Капитуляция под Чудновом случилась не только потому, что московский воевода "духом пал" оттого, что гетьман к нему не пробился. Шереметеву стало известно, что Юрий Хмельниченко "вступил на тропу Выговского", "изменил" царю и подписал с польским послом Станиславом Бьеневски[м] Слободищенский договор. По его условиям:

  • Войско Запорожское возвращалось в подданство круля Жечи Посполитой и обязалось сражаться со всеми, с кем он прикажет;

  • Казаки не будут нападать на Крым и воевать с татарами;

  • В силу вступают все условия "сокращенного" Гадячского договора, заключенного ранее с Выговским.

17 октября 1660 года Юрий Хмельниченко и его войско принесли присягу крулю Яну II Казимиру.


Герб Станислава Казимира Бьеневски[го]

На сей раз всё было гораздо хуже для Москвы, чем после Конотопа и "обрезанного Гадяча" - действия царя и его эмиссаров в 1659-1560 годах (особенно Переяславские статьи) оттолкнули многих из старшины, казаков и даже поспольства, особенно на Правобережье, традиционно сильнее связанном с Жечью. Сам Иван Богун, в 1659 году первым поднявший мятеж против Выговского и его "зрады", на сей раз поддержал гетьмана. Правда, три полковника с Левобережья тут же заявили о том, что сохраняют верность царю - Переяславский Якым Сомко, Нежинский Васыль Золотаренко и черниговский Оныкий Сылыч. Сомко послал 4000 казаков в Лубны и Прилуки, изъявившие было покорность Хмельниченко - Лубенский полковник Степан Шамлыцкий подчинился (но в декабре 1660 года снова переметнулся к Хмельниченко), а Прилуцкого Федира Терещенко взяли под стражу. Против "предателей" выступила и Запорожская Сечь. Сомко объявил себя наказным ("назначенным", то есть до созыва следующей выборной рады) гетьманом Войска Запорожского.

Однако такой оборот не устроил даже тех, кто выступил против Слободищенского договора - Золотаренко не признал "самозванства" Сомко. Полковник Полтавский Федир Жу'ченко и гадячский Павло Животовськый заявили о солидарности с Хмельниченко - против них выступил с отрядом московских ратников и казаков стряпчий Григорий Косаговский и побил 15 декабря 1660 года у Гадяча, но город отбить не смог. Сами полтавцы в итоге выгнали Жученко и перешли на сторону Сомко, вслед за ними подчинился Животовськый, а также признали власть наказного гетьмана Миргородский и Лубенский полки. Последним перешел на "московскую сторону" полковник Зеньковский Васыль Шиманьскый. Таким образом, к осени 1661 года всё Левобережье выступило против гетьмана Хмельниченко.


Иван Брюховецькый

Однако это не означало, что Сомко своего добился - против него выступил первейший авантюрист своего времени в Украине Иван Брюховецькый. Этот "колоритный персонаж" был "птенцом гнезда Богданова" - при Хмельницком-старшем он выполнял обязанности джуры (слуги-ординарца). При рождении его звали Ян Хамель, национальности неизвестной (враги обызвали его "полуляхом"), "може шляхтич, хучь убогий", он попал в плен казакам во время осады Львова и тогда же перешел в православие, взяв новую фамилию по названию вотчины отца Брюховичи, и стал служить гетьману. После смерти Богдана Зиновия Брюховецькый так же служил его сыну (в народе его прозвали "мартынцем", то бишь "подставкой" - игра слов, ибо отца Яна Хамеля звали Мартыном), в 1659 году стал кошевым атаманом на Сечи, а после "зрады" Юрия сбежал... в Москву (продав "дитятко" с потрохами). Откуда вернулся в 1662 году снова на Сечь и добился опять избрания кошевым, а в январе 1663 года вообще объявил себя "кошевым гетьманом" - в пику Сомко. Оба гетьмана вели "нинажисть" бумажную войну, забрасывая царскую канцелярию доносами друг на друга, и оба собирали сторонников для борьбы на следующей раде. Тем же самым, кстати, занимался и Васыль Золотаренко, так что претендентов на булаву "с левого берега" было "троя"...

Пока с той стороны Днепра все вот так весело себя развлекали, на этой стороне гетьман Юрий Венжик пытался как-то с этим безобразием бороться. Зимой 1661 года Стефан Чарнецки[й] и "герой Конотопа" Грыгорий Гуляныцькый набежали на Черниговщину, но были отбиты. Осенью сам гетьман собрал более 20 000 казаков, татар и поляков, с которыми в октябре осадил Переяслав, где заперлись Сомко и царский воевода князь Василий Любка Волконский-Веригин с 7000 или 8000 человек. Осада закончилась 4 декабря 1661 года безрезультатно - Хмельниченко ушел на Чернигов, а татары напали на Севск, но вскоре все они ушли восвояси. Зимой 1662 года на Левобережье вторгся полковник Чигиринский Иван Богун, но был разбит сперва отрядом Косагова у Кременчуга, а потом ратью Григория Ромодановского под Жовтиным - видимо, все таланты "великого Богуна" работали только против поляков. 12 июня 1662 года к Переяславу снова подступил Хмельниченко - перебежчик (засланый?) убедил его, что на сей раз город легко захватить.



С гетьманом пришли 14 000 казаков, 2000 татар и 4000 поляков. В Переяславле сидели "всё те же" с Сомко и Любкой Волконским-Веригиным. Они смогли отбить несколько нападений, а на помощь осажденным шел из Белгорода Григорий Ромодановский с 11 500 ратников, к которому присоединился с 3000 казаков Золотаренко. Прознав про сие, Хмельниченко 10 июля снял вторую осаду Переяслава и спешно начал уходить к Каневу, чтобы переправиться обратно на другой берег Днепра. К Ромодановскому присоединились 3000 человек из гарнизона Переяслава, к тому же верные Сомко полки собрали 10 500 человек и прислали их на подмогу - так что объединенное русско-украинское войско насчитывало около 28 000 человек против 20 000 у Хмельниченко. 26 июня 1662 года воевода сумел догнать гетьмана до того, как тот успел переправиться, и пришлось сражаться - случилась битва под Каневом.

Юрий Венжик окопался табором и послал польскую кавалерию в наскок на маршировавшего Ромодановского, но внезапного нападения не вышло, и конница отошла назад. Татары по старой боевой традиции в сражениях бок о бок с казаками дали чёсу, так что когда "москали и ватники" подошли, Хмельниченко не придумал ничего умнее, чем снова атаковать их конницей. Казаки Сомко и московские рейтары обратили ляхов в бегство, те внеслись в табор, а преследователи - за ними. Началась резня, "хмельницкие" кинулись наутек, и огромное их число попросту потонуло, пытаясь переплыть Днепр. Потери казацко-польского войска составили около 6000 казаков и 2000 поляков. Московский воевода набрался наглости и рапортовал о потере всего 200-300 человек, но нынешние российские историки, "работающие с документами", ему свято верят, так что ничего поделать не могу.


Московский рейтар XVII вка (тыц)

Естественно, что Сомко, Золотаренко (который "был сам по себе") и Ромодановский "восхоща" попользоваться такой победой и решили вторгнуться на Правобережье. Примерно 5000 московских ратников воеводы Михаила Приклонского и 5000 казаков Золотаренко перешли Днепр сразу и захватили Корсунь и Черкасы, подойдя к переправе у Бужина, где должны были перейти реку главные силы, чтобы всем вместе идти на Чигирин. Но тут-то и оказалось, что ежели Хмельниченко и побили, то основные силы татар в деле еще не были - хан Мехмед IV Герай привел около 20 000 человек, присоединил к ним 5000 еще не разбежавшихся после Канева казаков и налетел внезапно 3 августа 1662 года на отряд Приклонского у Бужина. "Золотаренковцы" слызнули сразу, а "москали" долго отбивались в таборе, надеясь, что Ромодановский с другого берега подаст подмогу - но "не шмогла". Удалось только с помощью паромов организовать эвакуацию самого отряда Приклонского.

Русские потеряли 300 человек и три пушки (см. выше про то, насколько сие достоверно), казаки Золотаренко "намного больше". Но как и Канев "немного не тянул" на "месть сразу за Конотоп и Чуднов", так и Бужин не мог "перебить вкус" Каневского побоища - особенно принимая во внимание то, что отличились в основном татары. Хмельниченко мог выставлять Бужин "великой победой" в письмах крулю Яну II Казимиру, но казаки и старшина "всё сами видели". Авторитет гетьмана упал до "абсолютного нуля". К тому же Юрий Венжик явно был классическим неудачником, страдающим от собственной ничтожности - при любом неуспехе его грызли сомнения, и он падал духом. Так что в октябре 1662 года на раде в Корсуне Хмельниченко сложил с себя полномочия гетьмана и пошел еще дальше и радикальнее (показывая, что это была не политическая неудача, а кризис личности) - постригся в монахи, приняв име Гедеона. Впрочем, как показало время, Юрий (и теперь уже Гедеон) Венжик отрекся во второй раз - но не в последний...

Tags: Богдохмелье, Век семьнадесятый
Subscribe

Posts from This Journal “Богдохмелье” Tag

  • Дохмелье, хмелье и похмелье - 42 (и это всё)

    Черная зрада Отречение Хмельниченко одновременно создало правовой вакуум на Гетманщине и официально освободило "свято место" - ибо (вы не…

  • Дохмелье, хмелье и похмелье - 40

    Хмельницкий 2.0 Старшина, выступившая против Выговского, сделала своим вождем Юрия Хмельницкого ( Юрия Венжика Хмельниченко) - потому что магия…

  • Дохмелье, хмелье и похмелье - 39

    Топ, топ, Конотоп... (окончание) Итак, войско князя Алексея Трубецкого под Конотопом насчитывало примерно 28 600 человек: полк (как часть войска,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments