Category:

Черная альтернатива - 4

Предтечение Всесвятого

В такую-то «жопную» ситуацию — восставшие негры вокруг Капа, восставшие мулаты вокруг Порт-о-Пренса, «маленькие белые» и плантаторы-негры за союз с мулатами и «большие белые» против всех сразу — приплыли 28 ноября 1791 года специальные комиссары Учредительного собрания, которым было поручено «все разрулить»: некие Мирбек, Рум и Сен-Леже. Когда население колонии принялось слушать их с неослабным вниманием, они сообщили, что... не имеют сказать ничего существенного. Конституция 1791 года, как оказалось, на жителей колоний не распространяется, причем на всех — обиделись даже «большие белые». А насчет свободы и равенства, то 24 сентября 1791 года Учредительное собрание умудрилось отменить свой же декрет насчет свободы для свободнорожденных мулатов. Комиссарам высказали всеобщее «фу!» и принялись заниматься «своими делами», не обращая на них никакого внимания. Мирбек и Сен-Леже вскоре уехали, а Рум никаким авторитетом не пользовался.

Учредительное собрание никаких умных предложений не прислало

В общем, ситуация продолжала «оставаться конфликтной». В 1792 году восставшие негры уже контролировали треть колонии, и в Париже решили, что «надо уже что-то делать, а то придется пить горький кофе!». В сентябре 1792 года на остров прибывают три новых комиссара, на сей раз уже Законодательного собрания — якобинцы Леже-Фелисите Сонтонакс, Этьен де Польверель и жирондист Жан-Антуан Эйо (от якобинцев откололся, сразу впал в ничтожество и скоро уплыл восвояси). Да не одни — во-первых, с декретом от 4 апреля 1792 года о том, что все свободные цветные и негры становятся полноценными гражданами, а во-вторых, с 6000 солдат генерала Жана Жака Пьера д'Эспарбеса де Люсана и военными кораблями адмирала Франсуа Эмманюэля де Жирардена.

Колониальное собрание и «большие белые» заявили, что на такой фармазон никогда не пойдут. На их сторону, проявив гнилую аристократическую сущность, встали д'Эспарбес и генерал-губернатор колонии Филибер Франсуа Руксель де Бланшелад. Но якобинцы были парнями крутыми, объявили, что распускают к фигам Колониальное собрание, высылают во Францию Бланшелада 17 июня 1792 года, затем сменившего его на посту генерал-губернатора д'Эспарбеса 21 октября 1792 года, изгоняют плантаторов-контрреволюционеров (список прилагался), а чтобы их слушали, а не игнорировали — завели местный Якобинский клуб из «маленьких белых» и раздали оружие мулатам и свободным неграм. Шах и мат, эксплуататоры!

Депутат Сонтонакс

Правда, непобежденными еще оставались восставшие негры, которых на само деле было много. Попытки победить их с помощью приехавших солдат под командованием генералов Донасьена-Жозефа-Мари де Вимера, виконта де Рошамбо, и Этьена Мено Бизфрана де Лаво сперва успеха не имели — отогнать полчища от Капа не удалось. Тогда Лаво решил сосредоточиться против наиболее серьезного из противников — «генерала» Туссена БредА...

Вот примерно в это время Туссен (французское имя, «Всесвятой» в честь сразу всех святых покровителей) и выходит на первый план. Советские историки, ничтоже сумняшеся, писали про него «раб, сын раба, выучившийся у священника грамоте конюх». Прямо Емельян Пугачев какой-то... На самом деле грамоту знал уже отец Туссена, так что особого выбора у Франсуа Доминика Туссена, получившего по местному обычаю фамилию БредА по названию плантации, и не было — грамоте его бы научили по-любому. Конюхом и кучером он работал по молодости, но быстро вырос до управляющего имением, получил свободу, завел себе библиотеку и женился. В целом, Туссен был очень нетипичным даже для негра-плантатора кадром — был знаком с Просвещением, исповедовал вегетарианство, состоял в масонской ложе. Одним словом, «гнилая интеллигенция». И восстание 1791 года встретил сперва совсем без энтузиазма — помог семье бывшего хозяина спастись от «благодарности» бывших рабов и перебраться в безопасное место, куда сплавил и свою семью. А уже потом, поразмышляв, решил, что «раз нет возможности остановить — надо присоединяться и возглавлять».

Среди других вожаков бунта, отличавшихся в основном припадками агрессии на почве любви к сексу и алкоголю (Биассу) или просто патологическим садизмом (Буллет) Туссен быстро выделился готовностью к компромиссам, причем даже с врагами (он в 1792 году «спасал» пленных белых от попыток их всех перерезать, терпеливо ведя переговоры насчет всяких поблажек на плантациях, если их отпустят), а также заведенной в его отряде дисциплиной и «европейской регулярщиной». Вудуизм безжалостно подавлял, напирая на правоверное католичество. Его помощниками стали племянник (сын сестры) Моис, Жан Жак Дессалин (свирепый воин, прославившийся быстрыми решениями и неукротимостью, за что позднее получил прозвище «Черный Наполеон») и Анри Кристоф.

Франсуа Доминик Туссен БредА Лувертюр

В январе 1793 года генерал Лаво повел наступление на его отряд (примерно 4000 негров) и сильно потеснил, заставив отойти ближе к испанской границе. Примерно в это время Туссен расстался с «наследием колониального прошлого», фамилией БредА, и стал звать себя Лувертюр. Как эту фамилию только не переводили — слишком многозначное слово. И «Открыватель», и «Предтеча», и «Зачинатель», есть даже версия, что прозвище связано с большой щелью между передними зубами. Железно лишь одно — Туссен никогда сам себя не писал Л'Увертюр, как это до сих пор делают некоторые энтузиасты.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded