Category:

Олифантериада. Книга 3. Страшная месть - 5

Пришел король французский
безжалостный к врагам
погнал он бедных немцев
к балтийским берегам

и там отважный Блюхер
им сдался на пардон
теперь-то уж не любит
об этом вспомнить он...

«Это кто там такую крамольную песнь вопияет?» — как многие остзейские немцы, Максим Максимович фон Бредов, бывший Штирлиц, любил щегольнуть «древнерусским старозаветным словцом», как он их понимал.

«Свуеди, как напьюцца, так и арутть, джтоби ньемцов подзлитть. Спьеццально пьеревьелли на ньемеццки, джтоби обьидньее дзвучьяло», — с сильным итальянским акцентом произнес его собеседник, сидевший за столом, перед которым на приставных стульях устроились Бредов и Олифант. Чернобровый длинноносый корсиканец с седеющими остатками былой роскоши на голове внимательно читал бумаги, принесенные Максимом Максимовичем. Потом вздохнул, отложил писанину и уставился на гостей. У Карло Андреа, или как его звали в российской армии, мундир генерал-майора которой он сейчас носил и представителем каковой был при штабе Северной армии союзников, руководимой кронпринцем Карлом Юханом Шведским, — у Карла Андреевича Поццо ди Борго всегда был вид человека, который в одиночку борется с Бонапартом (своим кузеном, кстати) и чертовски устал от этой титанической борьбы. Для того, чтобы не коверкать слова далее, он перешел на французский.

«Итак, Вы думаете, что всё это осложнит нашу операцию в Унтерганг-Обергангене?»

Бредов кивнул головой.

«Фюрст колеблется, но его армия на нашей стороне, точнее на стороне фюрстин, Амелии-Амалии. Вот только этот батальон дворцовых гренадеров и эскадрон кавалергардов мало что значат по сравнению с французским гарнизоном — бригадой пехоты, засевшей в двух фортах, прикрывающих переправу с обеих сторон».

«Французским?»

Бредов порылся в папке с бумажками.

«Линейный полк из голландцев, штрафной батальон с островов Тирренского моря, батальон вольтижеров, артиллерийская полубатарея и дивизион жандармов. И командует ими генерал Шарпантье. Фюрстин уверяет нас, что уже практически нашла к нему подходы».

«Что это может означать на женском языке?»

«Да всё, что угодно, но я лично знаю Амелию-Амалию не первый год, это не женщина, а иезуит в юбке, так что уверен, она с ним справится. И если с генералом что-то вдруг случится, то это серьезно спутает все наши карты».

«Эти Ваши народные мстители?..»

«Думаю, что не народные, а просто мстители. Видимо, кто-то из слуг или дальней родни — я продолжаю розыски в этом направлении. Убиты последовательно два бывших лейтенанта и бывший капитан из карательного отряда, уничтожившего семейство фон Тапферхерц. Насчет майора и полицейского я навожу справки, но, кажется, Магрэ обеспечивает прикрытие по секретной линии какой-то крупной операции, в которой французам потребуется Унтерганг-Оберганген — мои люди видели пару раз в окрестностях человека, похожего по описанию. И это, кстати, увеличивает риск появления там нашего мстителя».

Поццо ди Борго перевел взгляд на Олифанта.

«Вот поэтому, бригадир, Вы нам и нужны, и только Вы — Шарпантье знает Вас, да и Вы его, и случись что неожиданное, Вам легче будет на месте принять нужное решение».

Олифант положил руку в перчатке на крышку стола:

«А если мститель всё-таки доберется до генерала раньше?»

Поццо поглядел на Бредова, и тот снова пошуршал бумагами.

«Штрафной батальон, Андрей Еремеевич, в основном состоит из пленных испанцев, перешедших в армию короля Хосе Бонапарта, но настолько не заслуживающих доверия, что их сразу заслали на острова, париться по жаре. Ну а кто тут у нас, в Европах, знаком с испанцами лучше Вашего?»

Олифант поскреб рукой в перчатке по столу.

«Ну а голландцы?»

Бредов внезапно расплылся в широкой улыбке.

«А с голландцами мы Вам поможем — прошу любить и жаловать!»

В комнату словно по сигналу вошел человек, в котором не только красный мундир полка де Ваттвиля выдавал бывалого вояку — но и подтянутость, опасный блеск в глазах и шрам на левой щеке — достаточно небритой, чтобы посверкивать на солнце. Вытянувшись не в струну, как пруссаки, а лишь обозначив приветствие по уставу, как это делали британцы, он представился:

«Капитан Риккерт ван Схерп!»

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded