Categories:

Олифантериада. Книга 3. Страшная месть - 4

А как вдоль по Шпрее,
по Потсдамераллее,
выгнали гусары пару тысяч лошадей.
И покрылось поле,
и покрылся берег
сотнями порубленных французских медведей.

Хох, ребята, хох —
кайзер бошей лох!
Сам фельдмаршал Блюхер
нам отец и бог!

«Если бы о шестом году они так лихо сражались, как нынче громко поют, то в Париже бы уже седьмой год как сидел король Людовик Осьмнадцатый», — саркастически заметил Макс, или Максим Максимович, как его звали российские сослуживцы, фон Бредов, перебирая очередную стопку служебных бумаг. С тех пор как завершилась его карьера по ту сторону фронта в ипостаси саксонского оберста фон Штирлица, остзейский дворянин получил чин уже полковника и был определен в штаб Северной армии союзников для работы с наиболее ценными и важными агентами.

Его собеседник подошел к окну, в которое моросил мелкий дождик, и начал меланхолично что-то насвистывать, давая, тем не менее, своим видом понять, что внимательно слушает. Бредов продолжил, вынув из-под пресс-папье какую-то бумагу.

«Так вот, доносят мне о странном и дерзком убийстве оберста фон Дранкеля. Ну, я-то уже знаю, что никакой он не Дранкель, а Мердье, внедренный в прусскую армию три года назад под чужим именем. Мы как раз собирались его прихватить и побеседовать по душам. А у меня совершенно случайно в архиве имеется формуляр на этого Мердье. Служил он в 177-м пехотном полку. И вспоминаю я, что о прошлом годе, когда был я в Берлине весной, случилась громкая история — двух капитанов того полка нашли в каком-то кабаке убитыми. Жестоко так — глотки перерезали от уха до уха. Дознаться тогда так и не смогли — говорили, Тугенбунд, да я не верил, эти болтуны только листовки по сараям бросать умели. А недели две тому притащили мне канцелярию походную того полка — партизаны немецкие наехали и почти весь его в капусту порубали. Особенно один отличился, в форме гусар Лютцова — человек двадцать зарубил, в основном из старослужащих, от остальных потом его еле отогнали. Так я справился — оба убитых были в 1805 году лейтенантами в роте, которой Мердье командовал как капитан. Рота сия участвовала в одном темном деле — набеге на поместье фрайхерра фон Тапферхерца. Болтали, что по личному приказу узурпатора — чем-то ему барон сильно насолил в прошлом. Всю семью перебили — барона, жену его, дочь и сына».

«Сантиментальная история, в духе романов госпожи Ратклиф, — заметил собеседник. — Кто-то еще из офицеров участвовал в нападении?»

«Да, и вот тут-то самое интересное, — оживился фон Бредов. — Некий майор Лолонуа, полицейский советник Магрэ, а командовал экспедицией бригадный генерал Шарпантье...»

Собеседник перестал насвистывать «Британских гренадеров» (теперь стало отчетливо слышно, что это они) и удивленно посмотрел на своего визави.

«Вот это поворот сюжета!»

«Именно, Андрей Еремеевич, именно!»

Бригадир Андрей Олифант удивленно вскинул вверх левую бровь...

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded