Categories:

В начале славных драм

У европейского театра есть свое начало, которое довольно точно можно зафиксировать во времени и пространстве. И это не «античная драма» (когда закончили писать пьесы на латыни и греческом, и когда появился современный театр?), или «средневековые моралите-мистерии-фарсы» (сколько моралите было сыграно на театре за последние лет триста-четыреста?). Англичане не будут сомневаться, что их современный театр начался с Шекспира и Марло, испанцы — с Лопе де Веги и Кальдерона, французы — с Корнеля, Расина и Мольера. Но все перечисленные авторы, как и их менее талантливые и известные современники, не были первопроходцами — они подражали, переделывая и перелицовывая уже готовые сюжеты и используя отработанные шаблоны. Кому, что, откуда? Пять слов — итальянский «ученый театр» XVI века. 

Именно в ренессансной Италии появилась мысль о том, что «грубые народные фарсы» (как и «слишком религиозные» мистерии и моралите) надо «перевести на культурный язык», создав современный (для XVI века) «ученый театр» (противопоставив его «народному») — театр авторский, где главной фигурой будут не актеры и их импровизации «для толпы», а автор текста, который от начала и до конца пропишет пьесу и придаст ей цельный, законченный вид как литературному произведению. Вместо площадей и карнавальных улиц театр переселяется под крышу — трагедии и комедии играются во дворцах для «просвещенной» публики, способной оценить не только (и не столько) грубые шутки-лацци и использование машинерии, но и литературные достоинства, чистоту языка и талант автора.

Кое-какие итальянские драмы XVI века давно известны российскому читателю — например, комедии «Мандрагора» и «Клиция» Никколо Макьявелли, однако бОльшая часть их нам мало знакома. Лудовико Ариосто вспомнят намного быстрее как автора «Неистового Орландо», Джордано Бруно — как «чувака, которого сожгли на костре», и даже Пьетро Аретино — как автора порнографических «Похотливых сонетов» и «Рассуждений». А ведь все они писали комедии и трагедии, пользовавшиеся при их жизни успехом — ныне же знакомые только искусствоведам. 

Тем не менее, эти пьесы представляют большой интерес и как то, чему подражали, и из чего выросли «родители национальных театров» (см. выше), и сами по себе как довольно неплохие произведения. Вот почему книгу М.М. Молодцовой «Четыре шедевра итальянского «ученого театра» эпохи Возрождения» я бы очень советовал не пропустить... ежели бы ее издали не в 2011 году — так что уже «довольно поздновато». Впрочем, прочесть хорошую книгу не поздно никогда.

Потому что это не ученая монография и не специальное театроведческое издание — это снабженное предисловиями (всеми четырьмя, плюс общее, плюс послесловие) издание четырех комедий XVI века, доселе на русский язык не переводившихся:

  • «Лена» Лудовико Ариосто. Признанный корифей «лиро-эпической поэзии» предстает мастером комической прозы, живописуя похождения туповатых жителей Феррары. Вопреки названию, сводня Лена — персонаж яркий (жадная и цепкая), но не она двигает интригу, этим занят Корболо, слуга «несчастного влюбленного» Фацио, и типичный парасит (амплуа еще из античной драмы — наглый дармоед) Пачифико, муж Лены. Впрочем, особых талантов к интригам ни у них, ни у других персонажей нет, и они попросту «хаотически двигаются» по сюжету, веселя в основном своими репликами, спичами и монологами, к счастливому концу;
  • «Анконитанка» Анджело Беолько. Автор считается «отцом родным» театра дель арте (комедии масок), поскольку создал и успешно воплотил в своем творчестве (и даже сыграл — Беолько был прежде всего актером) первого в мире дзанни (комического слугу) Рудзанте. Именно сей нагловатый, болтливый и самовлюбленный тип «двигает интригу», помогая соединиться двум парам влюбленных, как и самому себе — со служанкой куртизанки. И выдает «икрометные» монологи «о любви и прочих вещах».
  • «Лицемер» Пьетро Аретино. Автор[ка] книги отчего-то невзлюбила «Бича государей» (видимо, за порнографию и за «писакчую продажность»), считая его «негением», а его комедию — «слабой». Однако на самом деле пьеса не уступает «Анконитанке» в искрометности и превосходит в авторском мастерстве — Аретино словно нарочно издевается над театральными штампами, выводя в одной пьесе пару «комических близнецов» (которых принимают друг за друга), пять пар влюбленных (впрочем, «активно со многими словами» действуют только две пары первых любовников), трех «комических слуг» (одни имена чего стоят — Хмурый, Лежебока и Полуночник) и парасита, притворного ханжу (есть даже мнение, что Мольер списал с него Тартюфа) и лицемера Ипокрито, каковой «пытается делать гадости, которые на самом деле решают все проблемы» персонажей. В общем, маэстро жонглирует сразу всеми яблоками, да еще и грушей...
  • «Колдунья» Антон'Франческо Граццини (по прозвищу Иль Ласка). На самом деле, как и считает автор[ка], произведение «не гения, а всего лишь таланта», самое слабое в сборнике. Обычная «комедия положений», в которой наглый «друг любовников» Фабрицио «сводит молодых и разводит стариков». Из яркого и примечательного — комический дует «хвастливого трусовоина» Таддео и издевающегося над ним за его спиной слуги Фарфаниккио.

Итого, если вы любите театр и, что самое главное, драматургию — почитайте, будет полезно...

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded