Category:

Олифантериада. Книга 3. Страшная месть - 3

Мы любим лук, жареный в масле,
мы любим лук — он не для сук!
Мы любим лук, жареный в масле,
мы любим лук, мы любим лук!

Вперед, камарад, вперед, камарад,
вперед, вперед, вперед, камарад!
Вперед, камарад, вперед,
вперед, вперед, вперед!

Один лишь лук, жареный в масле,
нас превращает он во львов,
один лишь лук, жареный в масле,
один лишь лук, без дураков!

Фиг, а не лук вам, собаки-австрийцы,
фиг, а не лук для этих псов!
Фиг, а не лук вам, псы-кровопийцы,
фиг, а не лук вам со всех концов...

Его Величество император французов с недовольной гримасой потребовал от дежурного офицера, чтобы «эти горлопаны» орали свои песни подальше от его палатки, потому что от них у него начинается мигрень. Лейтенант конных гвардейских егерей пулей выскочил наружу и кинулся искать генерала Мишеля, командира первой бригады пехоты Старой гвардии — с недавних пор лишь он один мог утихомирить пеших гренадеров 1-го полка, которые могли облаять и послать подальше даже маршала Франции, потому что «всё и так катиться в жопу, и хватит с нас этого дерьма!».

Его Величество император французов вернулся к разговору с Лелорнем д'Идевилем, обладателем комичного женско-мужского имени Элизабет-Франсуа и главой его шпионской канцелярии. Тот делал свой ежедневный отчет, сообщая все достойные (с его точки зрения) упоминания для Его Величества императора французов происшествия.

«Неприятная весть, сир — мы потеряли хорошего агента, полковника Мердье».

Его Величество император французов выразил свое крайнее неудовольствие и пожелал знать подробности.

«Нерасторопность других агентов раскрыла его легенду, и пруссаки собирались арестовать Мердье. Но он вовремя был мною предупрежден и готовился к побегу, причем напоследок раздобыл мобилизационные расписания формирующихся прусских корпусов, кои нам очень бы были полезны. Но буквально за несколько часов до ухода к нему вломился какой-то неизвестный и зарядил в грудь таким зарядом, что полковник вылетел на улицу, как пушечное ядро».

Его Величество император французов заявил, что это полная чушь, противоречащая всем законам физики и баллистики. Д'Идевиль пожал плечами.

«Я бы тоже в это не поверил, но у меня тут показания пяти очевидцев, собранные другим агентом, которые утверждают, что видели всё это собственными глазами».

Его Величество император французов заявил, что у него нет времени на ерунду, и приказал перейти к иным новостям. Лелорнь переложил бумаги в папке и продолжил.

«Капитан велитов герцогини Тосканской, некий Ракалья, справился с поручением и привез дипломатические бумаги из фюрстентума... (Его Величество император французов сделал раздраженное замечание, что терпеть не может »всех этих немецких слов«) из княжества Унтерганг-Обергангена, от князя Лиудольфа-Станицлауса, в которых тот заверяет Ваше Величество в своей неизменной преданности».

Его Величество император французов пробурчал, что в заднице видел преданность князя фон дер Унтерганг-Обергангена, главное, чтобы крепость и переправа через Эльбу оставалась под контролем для «Броска змеи». Элизабет-Франсуа согласно закивал и заверил Его Величество императора французов, что для пущего успеха операции гарнизону замка уже отправлены подкрепления.

«Осмелюсь доложить еще один пикантный момент. Ракалья в своем рапорте не упомянул, но от других агентов достоверно известно, что у него произошел инцидент с одной актрисой, которой он домогался, и которая его отвергла так жестко, что даже дала канделябром по голове...»

Его Величество император французов заявил, что у него нет времени и желания слушать рассказы про офицерские блядства, и если на сегодня более важных сообщений нет, то аудиенция окончена. Элизабет-Франсуа Лелорнь д'Идевиль захлопнул папку, поклонился и вышел из императорской палатки.

Песни горлопанивших гренадеров раздавались уже гораздо дальше и были едва слышны...

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded