Categories:

Из греков в князи

Когда историки-профессионалы решают издать тексты своих диссертаций книгой, обычно это плохая идея — если они серьезно их не переработают. Ибо то, что должно устроить ученый совет, и то, что нравится читателям — совсем не одно и то же. Например, форма изложения — то, что в «академических кругах» считается «нормой научного языка», прошло долгий и трудный путь по истреблению всего, что должно напоминать о хорошем стиле и увлекательной форме подачи материала. Даже авторы, не стремящиеся употреблять в каждом предложении по специальному термину, новомодной кальке с английского, «шедевру канцелярита» и абсолютно невероятной синтаксической конструкции (а написанных в такой манере диссертаций — едва ли не большинство), всего лишь «не допускают грамматических и синтаксических ошибок», уподобляясь в лучшем случае школьнику-отличнику, пишущему контрольную на ЕГЭ.

Всё это и случилось с книгой Е.И. Малето «Средневековая Русь и Константинополь. Дипломатические отношения в конце XIV — середине XV в.». «Введение с актуальностью проблемы», очерк источников и историографии, четыре раздела с параграфами, примечания, список литературы... Из того, чего не делают в диссертациях, добавлены лишь списки сокращений, указатель имен и «терминологический словарь» на 2,5 странички. Перед нами — типичнейшая диссертация, главный достоинством которой как текста для чтения и является вышеуказанное «отсутствие ошибок». Сделать хоть что-то для превращения научной работы в интересную книгу автор[ка] либо не смогла, либо не захотела.

Ну что ж, возможно, «зато она человек хороший», то есть содержание работы искупает сухость и банальность ее формы? Увы, но тут тоже взыскующего интересных и полезных знаний читателя многое не ждет. Во-первых, автор[ка] как-то весьма мутно объяснила (мне всё равно осталось непонятно), почему у ее работы такие странные рамки — с правления митрополита Михаила (Митяя) до начала правления Ионы (совсем не трогая вопрос провозглашения автокефалии). 

Что она желала исследовать — переход  кафедры в Москву и использование великими князьями церкви в процессе захвата всех других русских земель? Тогда логичнее было начинать с первого московского митрополита Петра и заканчивать провозглашением автокефалии при Иване III. Особую роль Константинополя и Византии в церковной жизни Руси именно в означенный период? Да как-то не заметно. В общем, «от Донского до Темного», но «не в князьях», а «в митрополитах», с упором на то, кто сколько раз съездил в Константинополь и вернулся оттуда. Чуть более цельно и логично в изложении выглядит кусок о Ферраро-Флорентийском соборе и заключенной на нем унии католической и православной церквей, отвергнутой на Руси. Но тогда надо было именно это делать темой работы...  В общем, читатель остался в непонятках.

Что же касается самой фактуры и событий, о которых идет речь, то это просто добросовестная компиляция — никаких новых источников автор[ка] не привлекает и новых теорий не выдвигает, попросту излагая основные вехи политической деятельности московских митрополитов. Кстати, если в названии Русь и Константинополь занимают равное положение, то в самой работе о Византии, ее истории, политике или даже церковных делах и спорах упоминается мельком, бессистемно и только в связи с «наездами» туда и оттуда русских иерархов. 

В общем, спасает от унылой бестолковости и бесполезности сию книжицу (полезного текста в оной страниц полтораста от силы — и по размерам типичная диссертация) лишь то, что в стране с 146% «типа православного» населения история русской церкви не колышет и не трогает 145% из них (а может быть, имеет смысл говорить и о долях процента). Так что если вы таки ничего не знаете о РПЦ «от Митяя до Ионы», но очень хотите, то свою ложку меда тут найдете. Для всего остального книжица сия предназначена не особо...

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded