Categories:

Читатель остался шандарахнут

Бывает, что книга разочаровывает — прочитал ее и понял, что «не-а». Бывает, что понимание это приходит не сразу, а со временем. Бывает и наоборот — с первых же страниц становится ясно, что кто-то тебя сильно обманул (кажется, это была твоя же интуиция?)... Но вот то, что случилось у меня с романом «живого классика американского абсурдизма, черного юмора и всякой всячины» Томаса Макгуэйна — такое бывает редко. 

Роман «Шандарахнутое пианино» стал жертвой «культурного небыдлизма» российских книжных псевдообозревателей. Они слизали с задней обложки аннотацию и настряпали «типа рецензий», блуждая, аки козлища привязанные, вокруг тех трех с половиной фактов, которые в ней (аннотации) еще и неверны.  Я понимаю, что любить «литературный авангард» любое «небыдло» обязано по определению, но почему никто блять! не умудрился книгу прочитать?

Какое оно, к реке Уй во множественном числе, «пикареска» (или, как написал один особо «ударенный реценжуй», «пикареск»)? Вы хоть знаете, кто такой пикаро, и чем на него похож (на самом деле ничем от слова «ни реки Уй»!) главный герой Ник Болэн? То, что он много ездит по дорогам Среднего Запада на экзотическом для русского уха «хадсон-шершне» (на самом деле, конечно, «хадсон-хорнете», хотя один хрен — «лорен-дитрих», понятное дело, и всё тут) с трейлером-прицепом, не делает его ни на йоту плутом, «сражающимся за выживание» (именно таково значение слова пикаро, а пикареска — это рассказ о его приключениях, то есть плутовской роман). И какая, к тем же речкам, «погоня за юной миллионершей»? Во-первых, бОльшую часть своих «проездок» Болэн делает без Энн Фицджеральд (и без попыток ее где-то догнать), остающейся дома, а во-вторых, он сам сын миллионера, и об этом рассказывается в самом начале — если, конечно, его (самое начало) прочитать...

Ладно, река Уй с ними, тупыми писаками. На самом деле роман начинается очень здорово и первые страниц двести нравился мне от слова очень. Потому что автор увлеченно «конструирует предложения», превращая обычные ситуации в иронический гротеск именно с помощью «художественного слова». К тому же, завязывается неплохой сюжет — Ник Болэн бросает своего ненавистного отца-миллионера, ссорится по глупости (на самом деле — по способности поддаваться абсурдным необъяснимым «порывам души») с родителями Энн и отправляется «жить самостоятельно». Последнее для него значит связаться с феерически мутным типом Дж. Б. Кловисом, «двойным ампутантом» (без руки и без ноги), который одержим идеей разбогатеть, строя специальные башни для летучих мышей, каковые будут жрать вредных насекомых и приносить доллары благодарных поселян...

Плюс ко всему, «Пианино» просто набито педантичным перечислением реалий среднеамериканского быта 1970-х годов — названия песен, кинокартин, марок выпивки, разнообразных товаров, компаний, имена знаменитостей, и пр. Не скажу, что в этом есть какой-то свой шарм, скорее доставала необходимость постоянно лезть в примечания и раздражало понимать, что писатель ничего особо умного в виду не имел и ни на что не намекал, просто «было такое пиво». Хотя, наверное, Макгуэйн «что-то свое имел в виду» — но, в таком случае, выразился не совсем доступно.

Однако что же случилось потом, на последних менее чем ста страницах? Русское народное слово «похерил», причем сразу всё. Сюжет оборвался и повис оборванным, причем не изящно, тонко и «со смыслом», а так, будто у автора закончились сразу и фантазия, и терпение. Такое впечатление, что он принял рвотное, его «пронесло» на страницы, и он удовлетворенно «закрыл тему». В чем был «великий смысл» сего «произведения»? Конфликт отцов и детей? Пфуй. «Невозможность М и Ж»? Два раза пфуй. Абсурдный гротеск с летучими мышами? Фигвам...

В общем, есть, конечно, у меня одна версия — мистер Макгуэйн решил «классически постебаться» над читателями, унизив их тем, что «обломал роман». Типа, «вот самое невероятное!» (с) Такой «современно-искусственный перформанс-авангард», который «не чушь собачья, а это вы, замшелые мещане, ничо не понимаете!» Я называю такие «выставки пустых бутылок» обычным «взятием на культурный понт» — попробуй-ка, найди в себе смелость сказать «а чего у вас обычная консервная банка помятая так торжественно стоит? какое это искусство?». 

Короче, см. заг...

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded