Categories:

Олифантериада. Книга 2. Сага об Олифанте - 6

Шведы увидели практически тот же самый спектакль, что и датчане, разве что массовки было в два раза больше. Батальон Шаушпиленбургского ландвера встал во вторые шеренги датского батальона, который таким образом сразу превратился в два. Шахтеры всё так же важно маршировали под визг волынки, изображая суровых хайлендеров. Цыгане-кальмукцы выпрыгивали из кустов с гиканьем и свистом. А некоторые даже умудрялись издавать на гитарах такие дребезжащие звуки, что будь у шведов молоко, оно бы тотчас скисло. Баггесен и Нюбю тоже оказались хорошими актерами, согласившись, что лучше уж Шаушпиленбург пока не достанется никому, чем шведам. Посему полковник Ёрта и «сударь Карлсон» вынуждены были при виде двух батальонов датчан и русской кавалерии сделать хорошие мины и отвести два своих батальона к селению ниже по реке, где и разбили лагерь.

А на следующее утро после этих событий Карлсон, одетый скромно, словно вышедший по делам из дома бюргер, спустился в подвальчик остерии Шаушпиленбурга, в укромный кабинет на пару посетителей, где его уже ждал пришедший заранее собеседник.

«Доброе утро, херр риттмайстер, если меня правильно информировали».

Мюнхгаузен неодобрительно зашипел.

«Давайте сразу на дверь остерии повесил табличку «Тихо, идет тайная встреча со шведским шпионом»! Вы уверены, что за Вами не следили?»

«Уверен, уверен. Ёрта по моей просьбе нагрянул к Вашему бригадиру с визитом и начал обсуждать вопросы квартирования и обеспечения с пылом и жаром настоящего далекарлийца. А поскольку я озаботился тем, чтобы датчанин узнал о его визите, то Баггесен явился к ним обоим, дабы удостоверится, что за его спиной не плетутся заговоры, и сейчас они все трое разводят международную политику и церемонную дипломатию. Так что господа английские офицеры заняты, и мы можем поговорить спокойно и обо всем, что нас волнует».

Мюнхгаузен нервно дернул носом, который оседлали очки, сверкнувшие парой стекол.

«Только не обольщайтесь, сударь, я не Ваш платный агент, хоть и беру Ваши риксдалеры — да, пора моей восторженной идеалистической юности давно миновала. Но я патриот родного города, и помогаю Вам только потому, что не хочу, чтобы им завладела Дания. Русские и англичане уйдут, когда прогонят французов подальше, вам, шведам, наша земля не по зубам, руки коротки. А вот северные соседи останутся, и вполне могут захотеть погреть руки, пока Европа пылает пожаром войны против корсиканского узурпатора».

Карлсон улыбнулся, став похожим на улыбающийся кусок сливочного сыра.

«Великой Швеции не нужен Шаушпиленбург, в основном потому, что мы не хотим проблем с Россией, Пруссией и Британией, которые его нам всё равно не отдадут. Вы прекрасно знаете, что я тут не по этому поводу. Нам нужна известная Вам персона, причем взять мы ее должны максимально тихо и без скандала. Нам вообще повезло, что он тут инкогнито, и можно арестовать его, не опасаясь обвинений в международном скандале. Подумаешь, взяли переодетого шпиона... А уже потом будем извиняться перед его величеством Фредериком Шестым, и договариваться, договариваться, договариваться... Так что скажете, мой друг, по поводу нашего дела?»

Мюнхгаузен пробарабанил пальцами по столу что-то порывистое и энергичное.

«Интересующая Вас персона уже тут, в Шаушпиленбурге. Осталось выманить его в известное Вам уединенное место, чтобы Вы могли осуществить свой план. Я уже работаю над этим, и в течение двух дней дам Вам знать».

«Великолепно, мой друг, просто формидабль, как выражаются французы! Ваши десять тысяч риксдалеров ждут Вас — вы с ними встретитесь в тот момент, когда мы его возьмем».

Мюнхгаузен встал из-за стола и протянул руку к двери широким жестом.

«Не смею задерживать. Вашего отсутствия никто не должен заметить».

«Не смею задерживать. Вашего отсутствия никто не должен заметить».

Карлсон выкатился из-за стола, словно бодрый упругий мяч.

«С нетерпением буду ждать вестей, мой друг, с нетерпением!»

Немец, посверкивая очками, проводил шведа взглядом до двери, а когда она за ним закрылась, повернулся к дощатой перегородке:

«Хеер Нюбю, можете выходить».

Рыжеватый датчанин проскользнул в потайную дверь, подошел к столу и поднял правую руку на уровень лица, выставив вверх указательный палец:

«Надеюсь, Ваш бригадир ни о чем не догадывается?..»

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded