Category:

И мальчики кровавые - 2

Для начала давайте зафиксируем — никакого «страшного внутреннего врага» у царя Иованна в стране не было. Ни один «заговор» документально не подтвержден, никаких народных восстаний не зафиксировано, религиозной розни не было, особой социальной напряженности тоже не замечено. «Боярская вольница» (а на самом деле, как всегда в России — холопство, хоть и боярское) была при нем ничуть не «вольнее», чем при его папашке Василии III или деде Иване III, которыми, попрошу заметить, никто никого не пугал, и не пугает, хотя характеры у обоих тоже были мерзкие, и головы тяпнуть для них вопрос был гуано. Просто ни папа, ни деда не тяпали головы без повода, потакая лишь внутренним тараканам. А уж такая «вольница», как при прадедушке Василии II нашему «пострельцу» и не снилась — тогдашние «бояры» слопали бы его без харчей, да еще бы и кости обглодали. Но и Василия II, который в итоге со всеми справился, никто не зовет ни Тираном, ни даже Грозным. Все «внутренние враги» существовали только внутри головы самого царя...

И теперь плавно переходим к безумно любимой всеми фанатами Иованна Варфоломеевской ночи. И закроем-ка сразу вопрос с цифрами, гуляющими по сочинениям манягиных-шамбаровых и прочих «стариковских» абсолютно «от балды». Во-первых, полемика ученых (а не подзаборных крикунов-фанатиков) о числе жертв Иованна до сих пор не закончена — самые осторожные писали о 4500 человек, но другие утверждают до сих пор, что это только верхушка айсберга — как были простые крестьяне, мещане и дворовые для царя при жизни дерьмом, так и после смерти им оставались, и в синодик для помина он велел заносить только имена казненных бояр и их родичей. Ни простые новгородцы, ни новоторы в сей список явно не попали (4500 только новгородцев — у Скрынникова, 10 000 — у Кобрина). В общем, единой достоверной цифры нет, и с этим надо как-то жить истеричкам-загрозненцам. Во-вторых, о числе жертв Варфоломевской ночи во Франции полемика идет до сих пор еще гуще и круче. Манягины-шамбаровы, естественно, выхватывают самую большую из озвученных когда-либо цифр — 35 000 человек, однако ни один серьезный ученый в нее уже не верит, и споры идут вокруг цифр от 5000 до 2000 человек по всей Франции во всех растянувшихся во времени после дня св. Варфоломея массовых убийствах. Так что делаем простой и внезапный вывод — жонглирование цифрами такое жонглирование...

Ну и теперь давайте разберемся в том, кто конкретно виноват в событиях 24 августа 1572 года в Париже. Для начала вспомним, что в стране шла уже много лет гражданская религиозная война. Люди убивали друг друга массово, причем отнюдь не по приказу короля, а частенько даже вопреки. 17 марта 1560 года гугеноты штурмовали замок в Амбуазе, в котором находился король — «Амбуазский заговор». 1 марта 1562 года герцог Франсуа де Гиз со своими сторонниками напал на молельное собрание гугенотов в Васси, убил 50 человек и еще 100 ранил — «Резня в Васси». 27 сентября 1567 года в Мо вооруженные гугеноты атаковали короля Карла IX и его двор, который вынужден был отступать в Париж, прикрываясь каре из швейцарских гвардейцев — «Сюрприз в Мо». 30 сентября в Ниме гугеноты убили 90 монахов и священников — «Мишеляда» («День св. Михаила»).

В общем, в стране был такой «внутренний враг», что Иованну и не снилось. Даже два — и гугеноты, и фанатичные католики одинаково ненавидели королевскую власть и короля Карла IX с его матерью-регенштей Катрин де Медичи. Так что за власть во Франции в 1572 году боролись три силы — гугеноты во главе с адмиралом Гаспаром де Колиньи и королем Генрихом III Наваррским, католики во главе с герцогом Анри I де Гизом с его братьями, и самая маленькая и слабая партия, королевская.

«Железное», казалось бы, оправдание устроить «обрезание голов» — особенно для фанатов Иованна. Но увы — ни современники, ни нынешние историки не спешат особо верить тому, что резня в ночь на св. Варфоломея была организована по приказу Карла IX. Не сходится одно простое, но важное условие — для чего уничтожать одну из трех партий? Чтобы вторая взяла тут же верх и раздавила короля? Ведь все пенки и сливки с погромов «сняли» Гизы. К тому же еще это неуклюжее покушение на адмирала де Колиньи за несколько дней до резни — зачем палить и ставить под угрозу срыва «день Х»?

В общем, не вдаваясь в нудные детали (а кто хочет вдаваться — велкам ту спецлитература, в основном на нерусских языках), большинство здравомыслящих историков представляет себе картину событий так. Либо сам Карл IX, либо его мать без его ведома (опасаясь возрастающего влияния на короля адмирала де Колиньи) задумали убить нескольких наиболее влиятельных гугенотов — не всех, кстати, ибо Генрих III Наваррский был оставлен в живых, как и другие особо знатные протестанты. «Реальный политИк», никаких опричнин, массовых погромов и сковородок... Но прознавшие про сей план Гизы решили поиметь свои профиты и разгромить партию соперников, для чего подняли народ — возбуждаемые постоянной пропагандой фанатичных попов, парижане дружно кинулись убивать и, что самое главное, грабить гугенотов, ибо те отличались зажиточностью (дворяне, юристы, финансисты, «люди свободных профессий»). Так что в ночь св. Варфоломея случилось спровоцированное католической партией народное восстание...

Похоже ли всё это хоть каким-то боком на то, что творил в России Иованн — гражданская война, религиозная рознь, массовые убийства на религиозной почве, борьба угрожающих центральной власти могучих и опасных партий? И можно ли даже заикаться о том, что «Карл IX был такой же, как он»? Ой, ну давайте уже не как дети, да...

Ну что, скажете, а як жа ж Филипп II и Генрих VIII? Ну, попозже доберемся и до них.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded