Олифантериада. Книга 1. Песнь об Олифанте - 12

Мареарте поигрывал кинжалами с непринужденной грацией большого кошачьего хищника.

«Мистер, мисс и ты, крошка на скамье — оставайтесь на местах и не кричите. У меня много этих маленьких острых штук, и я великолепно их кидаю».

Ватсон выглядел подозрительно беспечным, леди Ифигения снова обратилась в мраморную статую, а служанка на скамье ела итальянца глазами, как мангуст кобру.

«Обычно я не люблю много болтать — хорошее убийство стоит на внезапности, как земля на трех китах. Но именно сейчас я кое-чего жду, и придется немного убить время — так вы, англичане, выражаетесь?»

Смех итальянца звучал как карканье чем-то развеселившейся вороны.

«Пока вы все тут изображали битву при Маренго, я с парой крепких парней был занят своими делами — выкрали ночью одного англичанина и допросили по всем статьям. И когда я услышал про странного штабного офицера с секретным заданием, то тут же и смекнул, о ком мне перед смертью рассказал один студент. Мол, скоро прибудет большой человек из штаба с секретным поручением».

Речь Мареарте прервал приглушенный свист, а затем стук в окно. Итальянец подошел к нему, растворил, выслушал чей-то сбивчивый шепот, кивнул и повелительным жестом руки отослал кого-то куда-то, а затем повернулся к остававшимся в комнате.

«Finita la commedia! Нет, было бы очень здорово притащить британского шпиона живьем, но... Этот шотландский майор настоящий маньяк своего дела — пролезть через его посты смогу только я сам. Увы, мой друг, придется вас убить!»

Голос леди Ифигении зазвучал, как спущенная тетива тугого лука:

«Вы совершаете огромную ошибку, мистер Мареарте».

В то же самое мгновение карманная молния сверкнула в полумраке освещенной пламенем камина залы — Ватсон кинул вытащенный из-за отворота сапога во время разговора итальянца с незнакомцем нож, который сорвал с Мареарте шляпу и пригвоздил ее к стене. Шпион отпрыгнул от окна, как кошка, и в это самое время шотландец выхватил саблю, которой смог отбить первый стилет, отлетевший по дуге и вонзившийся в стол. Однако нечеловечески проворный его противник смог кинуть одновременно оба, и второй клинок вонзился в левое бедро подполковника, заставив его рухнуть на пол, как подкошенного. С каким-то то ли птичьим клекотом, то ли звериным рыком Мареарте бросился к Ватсону, выхватывая из недр своих лохмотьев еще одну пару стилетов. И тут знойный вечер, трещащий цикадами и шелестящий листвой кипарисов, раскололся от пистолетного выстрела — служанка-португалка влепила пулю капитану императорской гвардии прямо в затылок.

«Артемиза, надо было стрелять в ноги, он нам пригодился бы живым, - произнесла леди Ифигения голосом, которым выговаривают слугам за неправильно разложенное столовое серебро. - Вы живы, Джон?»

Ватсон пошевелился и поморщился. «Рана, похоже, глубокая, но артерия вроде не задета. При должном уходе опасности для жизни нет, ножевые раны затягиваются лучше и быстрее, чем пулевые. Но обыщите его, пока сюда не сбежалась половина батальона!»

Леди Ифигения опустилась на колени перед остывающим телом Мареарте и весьма профессионально, хоть и стараясь изо всех сил не выпачкаться в крови, обыскала труп. Найдя сложенный вчетверо лист пожелтевшей бумаги, она развернула его и, прочтя записку, одновременно удивленно и радостно вскрикнула.

«А вот это существенно упрощает нашу задачу!»


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded