qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Category:

Дохмелье, хмелье и похмелье - 3

За вЪру и отЪчество

Восстание Косинского обошлось еще без религиозных лозунгов. Но именно в 1590-х годах на Украине религиозный вопрос резко обострился из-за ряда причин. И вскоре именно он стал главным пунктом разногласия казаков и союзной им мелкой шляхты с поляками и магнатами. Если не вдаваться в "дебри вопроса", "уходящие корнями" в церковную историю (коей заниматься я не имею ни малейшего желания), в "руководстве" Жечи победила линия на то, что православное население ВКЛ надо если и не сделать католиками (сие, увы, никак не получалось даже у иезуитов), то можно хотя бы заставить подчиняться в административном и церковном плане Риму и папе. Правовой основой стала заключенная в 1439 году представителями погибавшей Византии Флорентийская уния, признававшая подчинение православной церкви папе Римскому. И хотя сами византийцы унию не ратифицировали, ВКЛ как раз с нею согласилась - это был удобный тогда предлог помирить великих князей-католиков с подавляющим большинством шляхты и всего населения, остававшихся православными (но они-то как раз Флорентийскую унию не признавали). И вот теперь "хитрые иезуиты" решили воспользоваться конфликтом среди православных иерархов на Украине, чтобы протащить воскрешенный "призрак" унии...


Патриарх Константинопольский Иеремия[с] II Транос - закоперщик смуты

Началось всё, естественно, с козней Московского царства (ну а як жеж!). В 1589 году царь Федор I учредил свое собственное патриаршество с шашками и монашками. По сему случаю в Москву выписали из Константинополя тамошнего патриарха Иеремию[са] II Траноса, который за какие-то не исследованные "историками церкви" плюшки и коврижки согласился на такой, в общем-то, фармазон, произвесть в патриархи москвитянина Иова. Когда же Иеремия II возвращался из Москвы на Босфор, по пути заехал в Киев, где уже знакомый нам князь Константин Острожский попросил его "навестиТЬ порядок" в украинских (западнорусских) епархиях, где царили, по словам князя, "блуд и беззаконие". Патриарх никак не мог отказать такому богатому князю, как воевода Киевский, и низложил митрополита Онисифора Девоч[к]у за то, что до пострига тот был женат дважды (тру-православие это категорически запрещало - только раз, иначе пиарас!). Вместе с Дево[ч]кой "под замес" попали и другие "двоеженцы" и "троеженцы", после чего новым митрополитом Киевским стал Михаил Рогоза (ака Рагоза).

Но Иеремия II (видимо, после Москвы) не доверял теперь никому, и решил разделить реальную власть над украинской православной церковью, назначив еще и экзарха (главу особого церковного округа), подчинявшегося не митрополии, а напрямую патриарху. Им стал епископ Луцкий и Острожский Кирилл Терлецкий, получивший право "надзора и суда над западнорусскими священниками". А вот епископ Владимиро-Волынский и Брестский Мелетий Хрептович-Богуринский получил титул прототрония (второго по рангу) Киевской метрополии. Епископа же Львовского и Каменец-Подольского Гедеона (ака Григория, или же Федора, Балабана) патриарх напротив, наказал, отняв у него из подчинения два монастыря и передав их в ведение Львовского братства (объединение мирян для защиты и поддержки православной церкви).


Ипацы Пацей

Довольный как слон всем тем, что наворотил на Украине буквально за пару месяцев, Иеремия II укатил в Константинополь (точнее, давно уже как Истанбул), а офигевшие епископы остались с немым вопросом - ну и кто же тут теперь главный? Митрополит, экзарх, прототроний? А епископ Львова вообще чувствовал себя оскорбленными какими-то босяками. И на эту-то благодатную почву налетели иезуиты, дабы воссеять тут семена смуты. Они предложили Гедеону Балабану принять условия Флорентийской унии и отчитываться теперь перед одним только папой Римским, а не перед какими-то братьями львовскими. Балабан загорелся идеей и сманил на свою сторону Кирилла Терлецкого, а потом оба они - еще и епископа Турово-Пинского Леонтия Пельчинского и епископа Хелмского и Белзского Дионисия Збируйского. Эти "четыре мышкетера" и обратились 24 июня 1590 года к крулю Сигизмунду III с посланием о том, что готовы подчиниться папе Римскому, ежели будут приняты их артикулы (главное условие оных - сохранение за ними кафедр, даже если их отлучат "ватокефалы"). Круль (как тру-католЕГ, которого вскоре за это выпиннут со шведского трона) долго думал и советовался с иезуитами и Римом, но в марте 1592 года таки согласился на их условия.

Круль - это уже вам не какой-то смешной бородатый дядька из Константинополя, он и жолнеров прислать может, если вдруг. Так что в 1594 году на сторону "друзей унии" перешли еще епископ Перемышльский и Самборский Михаил Копыстенский и сам Рогоза (его соблазнили возможностью подчинить ему Киево-Печерскую лавру, с монахами которой митрополит давно срался). А когда в 1593 году помер Мелетий Хрептович, новым епископом Владимиро-Волынским и Брестским стал вообще "лыцвин" (будущий "бяларус") с Брестщины Ипацы Пацей (ака Ипатий Поцей, до того - Адам Тышкович), и почти все украинские православные иерархи оказались за унию. Однако им противостояли собиравшиеся каждый год церковные соборы, в которых, кроме клириков, участвовали еще представители городов, братств и православной шляхты (например, князь Константин Острожский стал сразу горячим противником унии). А весной 1595 года всё тот же Острожский прознал про переговоры епископов с Краковом и Римом и обнародовал этот "скандал, сенсацию, расследование", взорвав ядерную такую информационную бомбу.


Cигизмунда III из Швеции-то выгнали за то, что хотел и шведов всех в католики повернуть... (тыц)

В такой ситуации заговорщики решили, что прятаться далее глупо. Тем паче, что артикулы с крулем были уже практически согласованы. По их условиям, киевский митрополит сохранял право ставить епископов без вмешательства Рима, а круль должен был подчинить епископам приходское духовенство, школы, типографии и братства, назначать на вакантные кафедры по рекомендации собора епископов и уравнять в правах католическое и униатское духовенство. Епископы хотели получить поддержку Рима в своих конфликтах с паствой, надеясь, получить автономию. Ряд статей предусматривал запрет перехода из унии в католицизм, превращения православных храмов в костелы, принуждения русинов к переходу в католичество при заключении смешанных браков.

12 июня 1595 года митрополит Рогоза и епископы Терлецкий, Пацей, Копыстенский, Балабан, Збируйский, Пельчинский, а также новый епископ Пинский Иона Гоголь подписали "Соборное послание папе Клименту VIII" с просьбой утвердить уже согласованные с крулем артикулы. В ответ 25 июня Константин Острожский призвал всех православных Жечи не поддаваться на унию. Под влиянием общественного негодования Балабан и Копыстенский перебежали из стана униатов в "тру-ватокефалы" и сделались "героями веры против схизматиков". Остальные стояли на своем - в ноябре 1595 года Терлецкий и Пацей отправились в Рим, поцеловали туфлю папы и (по версии "православных ватокефалоисториков") ничего не добились, ибо Климент VIII тупо принял их как раскаявшихся схизматиков в "тру-католики". По версии же "православных униатоисториков", всё было "чики-пук", и епископы получили заверения в том, что на обрядовую сторону и на их власть покушений не будет - достаточно подчинения понтифику. 25 декабря 1595 года был подписан акт о присоединении западнорусских епархий к римско-католической церкви.


Константин Константинович Острожский

19 октября 1596 года акт был подписан всеми украинскими епископами (кроме Балабана и Копыстянского) на соборе в Бресте - и так появилась на свет Брестская уния, положившее начало Греко-католической (ака Униатской) церкви. Все попытки православной шляхты и немногочисленных магнатов отменить сие решение натолкнулись на жесткую позицию Сигизмунда III, поддержавшего униатов. Но Константинопольский патриархат, естественно, тут же поотлучал и заанафемствовал всех "схизматиков", а Балабан и Копыстенский не на шутку разошлись в амплуа "чемпионов ватокефалии", воодушевляя мещанство, шляхту и казаков. Так что штука, которую слишком хитрые иезуиты придумывали для вящего подчинения украинцев власти круля и шляхты Жечи, превратилась в полыхающий факел срача, от которого возгорелись все последующие в XVII веке на Украине восстания и войны...

Tags: Богдохмелье, Век семьнадесятый
Subscribe

Posts from This Journal “Богдохмелье” Tag

  • Дохмелье, хмелье и похмелье - 42 (и это всё)

    Черная зрада Отречение Хмельниченко одновременно создало правовой вакуум на Гетманщине и официально освободило "свято место" - ибо (вы не…

  • Дохмелье, хмелье и похмелье - 41

    Тень Хмельницкого Капитуляция под Чудновом случилась не только потому, что московский воевода "духом пал" оттого, что гетьман к нему не…

  • Дохмелье, хмелье и похмелье - 40

    Хмельницкий 2.0 Старшина, выступившая против Выговского, сделала своим вождем Юрия Хмельницкого ( Юрия Венжика Хмельниченко) - потому что магия…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments

Posts from This Journal “Богдохмелье” Tag

  • Дохмелье, хмелье и похмелье - 42 (и это всё)

    Черная зрада Отречение Хмельниченко одновременно создало правовой вакуум на Гетманщине и официально освободило "свято место" - ибо (вы не…

  • Дохмелье, хмелье и похмелье - 41

    Тень Хмельницкого Капитуляция под Чудновом случилась не только потому, что московский воевода "духом пал" оттого, что гетьман к нему не…

  • Дохмелье, хмелье и похмелье - 40

    Хмельницкий 2.0 Старшина, выступившая против Выговского, сделала своим вождем Юрия Хмельницкого ( Юрия Венжика Хмельниченко) - потому что магия…