qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

Черная альтернатива (Гаитянская "революция") - 9

Поляки и собаки

Когда Лувертюр сдавался французам (там была целая история - он как бы удалился жить частным лицом на свою плантацию, где его уже повязали), он выговорил условия, по которым все негритянские солдаты и генералы его армии как бы переходили на службу Франции, а рабов обещали не лишать свободы. Впрочем, еще до этого договора Анри Кристоф со своим отрядом подчинился Леклерку, а Дессалин вовсю вел переговоры о том же самом, то бишь "помощь" Туссена была как бы и не особо нужна. Еще одним фактором, несомненно повлиявшим на "слом решимости" Лувертюра, было то, что французы привезли из Парижа его детей (их ранее отправили туда учиться) - пасынка Пласида и сыновей Исаака и Сен-Жана. С Леклерка и его подручных сталось бы использовать детей как заложников - собственно, зачем еще тех привезли из Франции?
В общем, 7 июня 1802 года Лувертюра схватили, посадили на корабль и отправили во Францию, где сразу закатали в крепость Жу. Там он и помер 7 апреля 1803 года от недоедания, апоплексии, пневмонии и туберкулеза (биографы никак не сойдутся на чем-то одном), навсегда оставшись для "трудового народа Гаити" их "черным Лениным"...
А на Эспаньоле свирепствовали Леклерк и Рошамбо. Первый писал шурину, что надо перебить половину негров, чтобы остальные пришли к покорности, а второй закупил на Кубе собак, тренированных на поиск и травлю беглых рабов. В Кап-Франсуа даже устроили "демонстрацию" - в загоне для быков выпустили нескольких пленных и спустили на них "собачек". Французы были в восторге, правда, не все - генералы Клапаред, Клозель и Тувено в знак протеста против "зверских варварств" на "церемонию" не явились. Правда, случилось сие уже в 1803 году, когда дела французов на острове превращались в полную задницу.


"Собачка Рошамбо" (милаха, правда?)

Толчком ко "второй революции" стала романтическая черная история. В августе 1802 года жена генерала Шарля Белэра, Сюзанна (но известная более как Санита) подбила своего мужа "поднять черное знамя свободы" и сама записалась лейтенантом в его отряд. Супруги Белэры вместе со своими соратниками отважно бились супротив колонизаторов... представленных частями такого же черного как вакса генерала Дессалина. Дессалин был парень суровый, исповедывавший кредо "пленных не брать, головы отрезать, дома сжигать", а еще он был самым способным из негров-генералов, так что побил "мужа и жену" и похватил их в плен. 5 октября 1802 года Белэра, как бывшего генерала, расстреляли (а могли и повесить), и Санита потребовала, чтобы такой же казни подвергли и ее. Растроганный Леклерк согласился...


Санита Белэр и ее муж объелся груш Шарль

Можно считать, что мужественная смерть 21-летней девушки (в смысле, молодой женщины) растрогала Дессалина. Но такого человека, как "черный Наполеон" на голый сантимент взять было нельзя - просто он окончательно убедился, что Леклерк гнет линию на восстановление рабства. А еще его подбил генерал-мулат Александо Петион, которому тоже политика нового правительства зело не понравилась (пишут, что Рошамбо, например, ненавидел мулатов больше, чем черных, как "межрасовых ублюдков"). Они заключили пакт и в том же октябре 1802 года перешли на сторону ховавшихся по жунглям партизан. Когда же к ним присоединился третий влиятельный вожак негров, генерал Кристоф, по всему острову запахло жареным французом...
В принципе, у Леклерка всё равно оставались много солдат и его несомненный военный талант (быть бы ему маршалом...), но вмешалась "негритянско-антильская вундервафля" - экспедиционный корпус начала нехило так косить желтая лихорадка. Черт знает, отчего ранее французы в Сан-Доминго не так от нее страдали - то ли их мало было, а у местных имелся какой-никакой иммунитет, то ли, залезнув в жунгли, они подцепили там особо вредный штамм. В общем, солдаты стали мереть, как мухи, а 1 ноября 1802 года отдал богу душу сам Леклерк.
Конец 1802 и вплоть до ноября 1803 года тающая армия французов (в итоге оставалось менее 10 000 человек из 30 000, в разное время прибывавших на Эспаньолу) под командой Рошамбо пыталась отбить натиск черных. Не помогли и собачки - негра собакой не запугаешь, его на острове намного больше. На стороне колонизаторов, кстати, сражался и Польский легион - интересно, как они нынче сами себе объясняют, каким образом боролись в Америке против негров за свободу родины... Кристоф захватил Кап-Франсэ с помощью мятежа пленных негров, которые освободились со стоявшего на рейде судна и нанесли удар, когда солдаты Кристофа пошли на приступ. А 18 ноября состоялась последняя битва Гондора и Мордора - Дессалин и Петион атаковали укрепленный лагерь Вертьер. Особенно отличился черный генерал Франсуа Капуа по прозвищу "Капуа-Смерть" - он четыре раза атаковал ключевую позицию у моста, с него сбило пулей шляпу и убило под ним лошадь, но он орал, не переставая, "Вперед! Вперед!". Рошамбо даже прослезился, приказал на время прекратить огонь и послал врагам письмо, что он восхищен отвагой Капуа (тянул время, гад). К вечеру мост был взят, а за ним и командующая возвышенность. А что самое печальное - две трети французов лежали убитые и раненые. Так что 19 ноября 1803 года Рошамбо начал переговоры об условиях капитуляции. 4 декабря 1803 года остатки армии Рошамбо покинули Сан-Доминго и, по злой иронии судьбы, были захвачены в открытом море английской эскадрой. Любитель собачек протомился в плену аж до 1811 года, когда его таки обменяли, а на службу вернулся, когда случилась у Буонапарте уже самая последняя задница - в 1813 году, и погиб  в битве под Ляйпцищем (ака Лейпциг).

Tags: Гаити..., хистерические очерки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments