qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Category:

Черная альтернатива (Гаитянская "революция") - 7

Стопятьсот оттенков черного

На самом же деле внешнее спокойствие таило в себе ситуацию, чреватую новыми конфликтами. Во-первых, Сонтонакс уезжал во Францию не в самом приятном расположении духа (кое-кто вообще считал, что Лувертюр выслал его практически силой) - они с черным вице-губернатором поссорились из-за одного места у блаженного Августина взглядов на судьбу изгнанных с острова плантаторов. Сонтонакс считал их предателями-контрреволюционерами и был категорически против их возвращения в Сан-Доминго. А вот Туссен, который уже задумывался о том, как подымать с колен экономику острова, настаивал на широкой амнистии - плантаторы нужны были и как люди, куда лучше негров разбиравшиеся в торговле и сельском хозяйстве, а также имеющие большие торговые связи во Франции и на других Антильских островах. Лувертюр даже демонстративно начал со своего бывшего хозяина, владельца плантации Бреда, Байона де ЛибертА, которого пригласил к себе и до конца своего правления окружал почетом и уважением. (К слову, Туссен не был единственным негром, питавшим сентиментальные чувства к бывшим хозяевам - Дессалин, суровый и кровожадный организатор массовой резни всех белых, также держал при себе в холе и тепле своего бывшего плантатора.)
Прибыв во Францию, Сонтонакс обрушился с гневными обвинениями по поводу "черного предателя". Его слова падали на благодатную почву - Директория уже давно подумывала о том, что освобождение негров было поспешным решением, и если уж его не отменить (не хотелось новых кровопролитий в Сан-Доминго, на Мартинике и Гваделупе), то нужно "сделать что-нибудь такое", чтобы вернуть их на плантации и заставить растить сахар, производство которого слишком резко упало. С такими туманными полномочиями на остров в марте 1798 года прибыл очередной комиссар (называвшийся в документах "чрезвычайным комиссаром") - генерал Габриэль Мари Жозеф Теодор Эдувиль.


"Генерал-комиссар" Эдувиль

У Эдувиля была идея "принудительных контрактов" - обязать всех негров три года работать на их плантациях без права смены оных или рода деятельности вообще. А также он настаивал на том, что поскольку 30 апреля 1798 года англичане покинули Сан-Доминго, армию черных надо существенно сократить. Кстати, договор Лувертюра с английским генералом Мейтландом предусматривал амнистию и возвращение на Сан-Доминго всех высланных ранее плантаторов, а серкетный пункт конвенции гласил, что англичане снимают морскую и экономическую блокаду острова в обмен на обещания не осуществлять "экспорт революции" на Ямайку.
Туссену не понравились все идеи и замыслы Эдувиля, и отношения их быстро испортились. Развязку конфликта ненадолго отсрочил бунт части черной армии на севере, возглавленный племянником Лувертюра Моисом (имевшим еще и чудесное второе имя Гиасэн, то бишь Гиацинт). Восставшие протестовали против возвращения плантаторов и призывали быть верными старой программе "бей белых!". Вице-губернатор напустил на родственника-предателя своего верного клеврета Дессалина, который с помощью стратегии "всё жечь, пленных не брать" загнал повстанцев в жунгли, где они были на время оставлены в покое.
Расправившись с "внутренней оппозицией", Туссен вернулся к Эдувилю, энергично объяснил, что ему тут давно уже не рады, практически силком посадил на корабль и отправил во Францию в октябре 1798 года. Но перед отъездом посланец Директории "кинул подлянку" - передал свои полномочия "чрезвычайного комиссара" генералу Андре Риго, лидеру мулатов, который крепко держал в руках Южную Провинцию и исповедывал "социологическую доктрину" о том, что мулаты должны быть выше черных.


"Цветной" генерал Андре Риго

Лувертюр оттягивал конфликт с мулатами до последнего - Риго пользовался популярностью за прошлые победы над англичанами, но в июне 1799 года армия под командой Дессалина вторглась таки на территорию мулатов, и началась так называемая "Война ножей" (из-за кровавых "зачисток" мулатских поселений, в которых погибли несколько тысяч жителей). Риго сопротивлялся до марта 1800 года, когда негры взяли штуромом его главную крепость, замок Жакмель. Лидеры мулатов спаслись бегством в августе 1800 года, отплыв на Гваделупу, а потом во Францию.
В 1801 году Дессалин добил остатки повстанцев Моиса Гиасэна, а самого лидера притащил в цепях для публичной казни. Ну а еще одним достижением "этих бурных лет" стало тайное соглашение Лувертюра с США о "мире, дружбе и, самое главное, торговле". У Сан-Доминго были свои экономические и политические интересы, не совпадавшие с интересами Франции, и черный правитель острова не собирался идти на поводу у заморского начальства...
Tags: Гаити..., хистерические очерки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments