qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

Соперники Суворова

Алексан-Васильич, естественно, велик. Но пияр, который из него начали делать еще при жизни, а уж после смерти по-нашему, по-руссиянски, удержу в ём не знали, суров - гений-герой должен возвышаться над толпой дебилов-недоумков аки утес посреди окияна. И потому всех, кто стоял с ним вровень, тупо утрамбовывали практически в гумно...

1. Человек, как полководец стоявший на голову, а то и на полторы выше Суворова - Петр Румянцев. В младые лета побиял и самого Старину Фрици у Кунерсдорфа, и всяких иных пруссаков - а они по тем временам были ничем не менее круты, чем французы в 1799 годе. Выиграл у турков войну, в каковой Суворов выполнял только роли отважного подчиненного. Ну и самое главное - он дал русской армии уставы и инструкции, по которым она жила и побеждала (Суворов-то, вопреки пияру, особым военным писателем никогда не был). За всё за это руссиянство... насмерть его забыло. Ну а чо, нефигли сраться с самим Потемкиным и заявлять, что Фриц велик? Никаких скреп - идинакуй...



2. Насчет Отто Адольфа Вейсмана фон Вейсенштайна споров особых тоже быть не может. Когда в 1773 году у Кючук-Кайнарджи генерала убило турецкой пулей, сам Суворов написал: "Вейсмана убили - остался я один". И это не про родню, каковой они друг другу не были - это признание себе равным. Ибо за два первый года войны с туркой Вейсман всё время был посылаем Румянцевым в авангард, в пекло, в самый бой - и тот оттуда не только выворачивался, но и всегда с успехом. До самого того дня, когда отправили его прикрывать отступление армии в практически безнадежный бой.



3. А вот Николая Репнина Суворов ненавидел, третировал, высмеивал в стишках и считал дубиною. Налицо классический пример зависти, ибо если "подвиг" под Измаилом продлил уже практически законченную войну с туркой еще на год, то феерический их побив Репниным под Мачином побудил магометанцев на следующий же день просить пардону. Ну а когда во время войны 1794 года в Польше Суворов, хоть и формально, оказался в подчинении у Репнина - потоку лучей поноса конца и края не было...



4. К Михаилу Каменскому Алесан-Васильич был равнодушно-молчалив, аки сфинкса. Немудрено - есть такие ситуации, после которых очень не хочешь говорить о человеке хорошее, но гадость тоже сказать нельзя. Именно в такой побывал Суворов у Козлуджи, когда турки опрокинули его войска и гнали до того места, когда подошедшие полки Каменского их не остановили, а потом заставили бечь обратно. Так что все предыдущие и последующие всякоподвиги своего "спасителя" русский народный герой встречал гробовым молчанием. Конечно, побег Каменского из армии в 1806 году под предлогом "ранения взад" - история анекдотическая. Но дедушке об ту пору был уже 69-й год, и все признаки умственного расстройства имелись "на  лице".



5. А вот Иван Гудович (вата, плюйся немедленно - укропо-хохол) "посягнул" на святое - на распияр-боян-рассказку для детей России всех времен о "великом и ужасном" штурме Измаила. Буквально через год он переплюнул сей подвиг по всем статьям - взял Анапу. Которая была крепче Измаила (каменные стены, полноценный ров с морской водой), в которую всего на несколько дней опоздал турецкий флот с подкреплением (а русского флота не было и в помине), и к которой с гор спустилось кавказское воинство, от какового пришлось отбиваться заградотрядом. Но Гудович со всем этим справился. Как и со многими иными победами на Кавказе. Просто у него не было пиярщиков - даже портрета приличного в онторнетах не сыскать...

Tags: хистерические очерки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments