qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Любимые племянницы кардинала - 2

Олимпия Манчини: яды и генералы (начало)

Графство Суассон довольно часто меняло хозяев. В 1487 году оно перешло во владение младшей ветви обширной семьи де Бурбон (потомков графа Робера де Клермона, самого младшего сына короля Людовика IX Святого) - де Вандомов. В 1546 году ее потомок, Луи I де Бурбон, получил титул принца де Конде, но и графство Суассон за собой сохранил. А поскольку его старший брат Антуан де Бурбон-Вандом вышел за Жанну д'Альбре и стал "по праву жены" королем Наварры, а их сын Анри де Бурбон стал в результате бурных перепетий королем Франции Генрихом IV, семья де Конде стала принцами крови (титул, даваемый кровным родственникам королей). Один из младших сыновей Луи I де Конде стал Шарлем, графом де Суассон, и передал титул своему сыну Луи де Суассону - активному политику, интригану и мятежнику времен кардинала де Ришельё, поднимавшему открытые бунты и командовавшему вражескими вторжениями во Францию. Судьба его наказала - 6 июля 1641 года тот решил поднять забрало дулом заряженного пистолета и слчайно разрядил оный в свою голову... Детей этот "кандидат на премию Дарвина" не оставил (видимо, к лучшему), и графство Суассон перешло в домен короля.


Эжен-МорИс де Савуа-Кариньян, граф де Суассон (тыц)

Так что когда в 1641 году Людовику XIII потребовалось наградить представителя младшей ветви династии герцогов Савойских, принца Томмазо Франческо ди Кариньяно, предавшего родину и перебежавшего на сторону Франции в ходе Тридцатилетней войны, ему был пожалован титул графа де Суассона. Когда же после окончания войны принцу вернули его владения в Савойе, он отослал туда старшего сына Эммануэле Филиберто Амадео, который после смерти отца и стал новым принцем ди Кариньяно и основал династию, которая в XIX веке получит трон сперва Сардинского королевства, а затем и всей Италии. Сам же Томмазо Франческо остался на французской службе и превратился в ТомА Франсуа ди Савуа-Кариньяна. А его младший сын Еудженио Маурицио, или на новый французский лад Эжен-МорИс де Савуа-Кариньян, стал в 1652 году следующим графом де Суассон.

Принц Томмазо в свое время считался неплохим и опытным генералом, хотя и продул парочку важных баталий. Его сын Эжен-МорИс пошел по этой же стезе и делал военную карьеру. В 1657 году он успешно защищал крепость Монмеди от испанцев, в 1658 году участвовал в Битве в Дюнах и был ранен, назначен генерал-полковником (это должность начальника отдельного рода войск - навроде более нам знакомого генерал-инспектора) швейцарских войск на французской службе, в 1659 году получил чин генерал-лейтенанта. В 1672-1673 году во время Голландской войны он служил под командой маршала де Тюренна и считался одним из самых способных генералов французской армии. Пока внезапно не умер 7 июня 1673 года в Вестфалии, в возрасте всего 38 лет. Перед смертью граф распорядился сделать собственное вскрытие (естественно, после того, а не до) - видимо, подозревал, что был отравлен, но хирурги нашли лишь серьезную болезнь почек и "внутреннее воспаление".


Олимпия Манчини, графиня де Суассон

Кого и в чем подозревал умирающий Эжен-МорИс де Суассон? Скорее всего, свою супругу - графиню Олимпию, урожденную Манчини, дочь барона Микеле Лоренцо Манчини и Джироламы-ДжеронИмы Маццарино, сестры кардинала Джулио Маццарино (точнее, как мы уже выясняли, Жюля МазарЕна, первого министра королевства Франция). 24 февраля 1657 года она была выдана за графа де Суассона, и было тогда родившейся 11 июля 1637 года в Риме Олимпии 19 лет. Она не считалась идеальной красавицей (некоторые ее сестры признавались более красивыми), но современники отмечали ее незабываемые живые черные глаза, хороший цвет лица, огромный шарм и приятную фигуру (в XVII веке это означало "пухлые окружности" - женщины не в теле признавались тощими вобловатыми уродками и мало кого привлекали).

Правда, девица отличалась скверным характером - она выросла редкостной интриганкой, причем властолюбивой и амбициозной. В 1661 году она добилась назначения на официальный пост сюринтандан де ля мэзон де ля рейн (Surintendante de la Maison de la Reine) - надзирающий (на самом деде надзирающая, ибо всегда женщина) над домом королевы, то есть руководитель всей женской прислуги во дворце и в королевских имениях. Помимо прочего, эта должность ставила обладателя ее выше любой дамы в королевстве, за исключением самой королевы и принцесс крови - но как жена графа де Суассона (Савойская династия неоднократно роднилась с Бурбонами), Олимпия Манчини сама была принцессой крови, так что главнее ее при дворе была только королева Мария Тереса.


Королева Мария Тереса Испанская (ака Австрийская - тыц)

Именно Олимпия Манчини свела вместе короля с его первой "большой но чистой любовью" - Луиз[ой] де Ля Вальер. Причем "совершенно случайно", то есть не имея умысла поселить ее в сердце Людовика XIV - поговаривали, что в юности Олимпия сама была любовницей короля, правда недолго, и с тех пор ревновала его ко всем фавориткам. Просто графиня де Суассон стала подругой и соратницей принцессы Генриетты Стюарт (дочери Карла I и сестры Карла II), вышедшей за младшего брата короля, герцога Филиппа I д'Орлеана. Генриетта считалась большой красавицей (видимо, всё-таки более обаятельной, чем красивой), а также несомненно была очень умна, образованна и утонченна - ей посвящали своеи пьесы Корнель и Расин, и она играла при дворе роль арбитра искусств.

Людовик XIV сразу попал под сильное влияние кузины (ее мать была сестрой Людовика XIII) и буквально глядел ей в рот, постоянно сидя в покоях невестки. Вряд ли у них была сексуальная связь (пруфов нет, хотя "весь Париж точно знал!"), но "ментально" Генриетта владела мозгом кузена полностью. Естественно, сие и вызвало стойкие пересуды о сексе - какой позор, жена брата!.. И дабы пресечь такие разговоры, волновавшие ревнивую испанскую кровь Марии Тересы и не менее ревнивую французскую кровь Филиппа д'Орлеана (а он хоть и был редкостным геем, жену ревновал смертельно - когда она внезапно умрет, весь Париж дружно обвинит за глаза ее мужа в отравлении именно на почве ревности к королю).

 
Генриетта Английская и Луиза де Ля Валье (тыц и тыц)

И тогда именно Олимпия Манчини придумала гениальный ход - она распустила слух, что король волочится за фрейлиной принцессы, некоей не так уж ослепительно красивой, но милой, доброй и простой Луизой де Ля Вальер. Оттого и торчит вечно в покоях герцогини д'Орлеан. Самое же смешное и удивительное, что вслед за всем двором в это поверил... сам король - Людовик XIV постепенно по уши влюбился в наивную простушку Луизу, которая быстро перешла из фиктивных в "самделишние" фаворитки. Олимпия кусала губы, рвала, метала и обещала сжить "эту коварную соперницу соблазнительницу" со света, став злейшим врагом фаворитки...

Но почему же умирающий муж мог заподозрить жену в том, что она его отравила? Ну, помимо того, что браких, судя по таким подозрениям, идеальным назвать было явно нельзя, хотя в нем и появились на свет целых 8 детей (в том числе и Франсуа-Эжен де Савуа, более известный позднее как Ойген фон Завойен, о детстве которого подробно написано в сериЯле о нем самом). Вероятно, у Эжена МорИса возникли кое-какие конкретные подозрения - ведь буквально через два года после его смерти началось самое громкое и знаменитое уголовное расследование XVII века, знаменитое Дело о ядах...

Tags: Век семьнадесятый, Гинекей, Мазаринетки
Subscribe

Posts from This Journal “Мазаринетки” Tag

  • Любимые племянницы кардинала - 8

    Ортензия Манчини: Графиня де Ля Фер (окончание) В Савойе Ортензия поселилась в замке Шамбери. Получая пенсион от Людовика XIV (24 000 ливров) и…

  • Любимые племянницы кардинала - 7

    Ортензия Манчини: Графиня де Ля Фер (начало) Ортензию Манчини, младшую сестру Олимпии и Марии, современники дружно признавали самой красивой из…

  • Любимые племянницы кардинала - 6

    Мария Манчини: Как неудачно любить и выйти замуж (окончание) Поскольку жизнь при французском дворе с новой королевой для отвергнутой невесты было…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments