qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Пейзанский бунт (Guerre de Vendée)

Контрабанда против революции

Если весной 1794 года восстание в Вандее уже шло на убыль, и о 40-тысячных армиях можно было уже только ностальгировать, то в другом месте бунт только вспыхнул и начал разгораться. Восставшие в департаменте Лаваль (в бывшей провинции Мэн) по прозвищу своего вожака получили "в анналах" наименование шуанов.
Всем теперь уже известно даже в России, что революции поднимают "на волну" людей с сильно сомнительным прошлым и туманным настоящим. Но верно это не только для вождей революций, но и для контрреволюционеров - по сути, природа играющих ими стихий одна и та же. В общем, крестьянин Жан Коттро зарабатывал на жизнь семейным бизнесом - контрабандой соли (из-за высокого налога на нее крестьяне предпочитали покупать соль не официально, а у тайных барыг, которых и снабжали контрабандосы). Папа его это делал, и все три младших брата Коттро это делали - а не было других занятий в их деревне. Непонятно почему (может быть, из-за характера их далекого предка, первым получившего сие прозвание) все в семье имели прозвище Шуан (на местном диалекте так звали сов), весьма, кстати, подходящее к их ремеслу.



Но серьезные проблемы с законом начались у 23-летнего Жана Коттро в 1780 году не из-за контрабанды. Точнее, не из-за нее одной - на почве "семейного бизнеса" они с приятелем подрались с двумя налоговыми агентами и убили их. Далее история была темная - говорили, что Коттро сбежал из страны, а по другим данным, завербовался в далекий гарнизонный полк. А когда спустя пять лет его всё же арестовали, адвокат так ловко повел дело, что те свидетели, которые еще были живы, отказались от показаний, и Шуан, просидев под следствием год, отделался за убийство тремя годами в работном доме, после которого стал слугой в семье адвоката Алексиса Оливье, кстати, сына его кузена.
Кода началась революция, семья Коттро отнеслась к ней крайне негативно. Во-первых, был отменен налог на соль - каковое благодеяния для крестьян уничтожило бизнес многих поколений Шуанов. А во-вторых, сестры Жана активно "впряглись" за неприсягнувших священников их округи и "пострадали за сие" (одну из сестер даже посадили в узилище). И хотя сам Коттро и его братья не были сильно религиозны, они с лета 1792 года начинают мелькать среди роялистов, сколачивавших "банды" - младший брат (единственный доживший до Реставрации), вспоминает, что у них была шайка из 17 человек, которая втихаря "занималась всяким". К весне 1793 года за голову Коттро даже объявили награду, и "борец с революцией" хотел сбечь в Англию - но, по легенде, не смог найти лодку и провожатого. Так что "оставалось бороться" - 13 мая 1793 года братья Коттро грабят мэрию Генеста, захватив 20 ружей, и начинают "партизанскую борьбу". Впрочем, сильно большого отряда собрать не удалось, и "борьба" сводится к убеганию от национальной гвардии и нападениям на пяток-десяток республиканских солдат.
Такой дурью шуаны (так уже стали называть всех в отряде) маялись до октября 1793 года, когда "повернувшие на норд-вест" вандейцы дошли до Лаваля. Коттро присоединился к ним, возглавив сильно выросших в числе местных добровольцев, активно участвовал в сражении у Антрама (см.) и в целом "двигался" вместе с КРА до самого ее поражения у Ле-Мана 13 декабря 1793 года. Затем шуаны укрываются в Мизедонском лесу, спасая священников, женщин и детей и совершая вылазки. Они даже пытались спасти принца де Ля Тремуйля (того самого, что уговорил вождей КРА отправится в "Поворот на норд-вест"), который после того, как Лярошжаклен и Стофле оказались отрезаны в Ансенисе (см.), хотел возглавить вандейцев, но не получил большинства голосов и оставил армию, перейдя на "нелегальное положение". В январе 1794 года принца схватили и казнили - шуаны намеревались его спасти, но "не шмогли".
А позже пришел черед и самого Жана Шуана - в июле 1794 года в ходе внезапной стычки с "синими" на какой-то ферме он был ранен в живот и умер 28 июля. Он никогда, за исключением участия в походе вандейцев, не командовал большим отрядом - все его "молодцы" сосчитаны и внесены в список, и их чуть меньше сотни. Однако в качестве "зачинателя движения" и "отца родного" Жан "Шуан" Коттро остается одной из "легенд белого дела".
Tags: Вандейчество, хистерические очерки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments