qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Category:

Войнописец и его резюме - 23 (и это всё)

Холера всех прибери

В январе 1831 года король Фридрих Вильгельм III приказал собрать в Позене (Познани), на границе с Царством Польским, обсервационный (наблюдательный) корпус - мало ли чем всё это может закончиться, а у нас уже есть войска! Командовать корпусом было просто некому, кроме Гнайзенау - после смертей Блюхера в 1819 году, Фридриха Эмиля Фердинанда Генриха фон Кляйста-Ноллендорфа в 1821 году и Йорка фон Вартенбурга в 1830 году он оставался единственным генерал-фельдмаршалом в армии. Правда, дедушке было уже 70 лет, и Клаузевиц скептически говорил о нем, как о старике, лишенном твердости и пыла - "но если не он, то кот"... Клаузевица же отозвали из Бреслау в Берлин и держали "в штабах", заставив еще пару раз переделать план войны с Францией (видимо, чтобы блестел на солнце), но в марте 1831 года наконец-то отправили в Позен, начальником штаба к Гнайзенау.


Пройсише зольдатен в 1830 году (тыц)

Самому Карлу шел только 51-й год, но чувствовал он себя не на все 100% - еще в 1822 году у него был микро-инсульт, после которого какое-то время плохо слушалась левая рука, а его природный пессимизм с годами только прогрессировал. Жене он писал из Позена: "Хорошие дни нашей жизни уже миновали. Высшим благом в моих глазах было бы удалиться с тобой далеко от людей. Мне совсем не нравится ни занимаемое мной положение, ни стоящие передо мной задачи. Я напускаю часто на себя веселость и заставляю себя довольствоваться мелкими развлечениями, чтобы найти в себе силы продолжать работу, но в глубине сердца меня одолевает великая печаль... Единственным утешением для нас является то, что нам недолго осталось жить, и что у нас нет детей... Если я умру, дорогая Мария, то это ведь входит в мою профессию. Не печалься очень о жизни, которая много дать больше не в состоянии. Всюду торжествует глупость, и ни один человек не в состоянии противостоять ей, точно так же, как холере. Когда умираешь от холеры, по крайней мере не страдаешь так, как когда умираешь под натиском человеческой глупости. Я не могу тебе выразить, с каким презрением к человеческим суждениям я ухожу из этого мира".

Однако на квалификации и работе сие не сказывалось - по признанию одного из подчиненных Клаузевица (причем весьма скептически к нему настроенного), "то, что впоследствии историки смогли восстановить только путем кропотливой работы, а военные писатели после длительного изучения выдвигали как квинтэссенцию военных знаний, генерал Клаузевиц соображал в одно мгновение. Судьба не позволила раскрыть ему свои таланты в большой войне, но я твердо убежден, что как стратег он добился бы исключительных результатов. На поле сражения он был бы менее уместен. У него не было таланта воодушевлять войска. Это являлось не только следствием застенчивости и смущения, но и отсутствия привычки командовать войсками. Наблюдая его с войсками, легко было заметить, что он чувствует себя не совсем ловко, и что это ощущение исчезает у него, как только он удаляется от войск".


Памятная доска в честь Гнайзенау в Шильдау, одна из многих в Германии (мега-тыц)

"Помочь" Николаю I с подавлением "польской заразы" пруссаки предложили еще в декабре 1830 года, но "гордый [морской] обычай не позволяет пускать иностранцев во внутренние дела", и русские отказались, продлив войну на несколько месяцев и ухлопав тысячи солдат под Грохувом и Остроленкой. Так что корпус Гнайзенау изо всех сил "обсервался" на границе, пока 23 августа 1831 года не случилось ужасное - генерал-фельдмаршал скончался в Позене от холеры, занесенной в Пруссию из воюющей Польши. Клаузевиц распоряжался похоронами старого друга и возмущался тем, как равнодушно отнеслись к его смерти двор и Фридрих Вильгельм III: "Король не только остался до конца враждебен Гнайзенау, но даже не дал себе труда скрывать свои чувства; никогда в жизни я не примирюсь с этим, это — гора на моем пути, которую мне не перейти".

Впрочем, самой жизни фон Клаузевица хватило уже ненадолго - едва дождавшись капитуляции поляков, он заболел той же холерой и скончался 16 ноября 1831 года в Бреслау. Тут, на военном кладбище, и находилась его могила, пока в 1971 году их с женой останки не перенесли в родной для Карла город Бург (ГДР, ныне Германия). Мари Софи фон Клаузевиц умерла 28 января 1836 года, сумев за пять лет опубликовать основные труды мужа и сделать его имя бессмертным - по тиражам книга "О войне" на полках россиянских магазинов уступает, вероятно, разве что бумагомакулатуре пустописателя Суня Цзы, хотя, конечно, по содержанию обходит его, как Ахиллес черепаху...


Могила Карла и Мари фон Клаузевицей в Бурге


Tags: клаусвиц, наполеоника
Subscribe

Posts from This Journal “клаусвиц” Tag

  • Войнописец и его резюме - 22

    Вихри враждебные (окончание) Все, кто притворялся в школе отличником по истории, знают, что Польша после 1815 года по решению Венского конгресса…

  • Войнописец и его резюме - 21

    Вихри враждебные (начало) Рутинное и монотонное существование Клаузевица в Берлине и Гнайзенау в поместьях закончилась довольно внезапно в 1830…

  • Войнописец и его резюме - 20

    Собрание сочинений Заняв пост директора военной академии и выяснив, что его особое рвение и талантына нем никому не требуются, Клаузевиц получил…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments