qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

Войнописец и его резюме - 18

А где Груши? (окончание)

Пререкания ГрушИ с его генералами закончил Экзельман[с], доложивший, что его патрули видели пруссаков в большом количеству у Вавра. Сомнения были отброшены - вот он, Блюхер, приказано его атаковать! Хотя это был всего лишь III корпус Тильмана - но французам об этом не доложили... Хуже всего для пруссаков было то, что почти вся 9-я пехотная бригада генерал-майора Карла Августа Фердинанда фон Борке (5000 штыков) уже успела пойти вслед за другими корпусами, и даже когда развернулась, услышав канонаду у Вавра, смогла подойти только к ночи, так что в бою 18 июня участия принять не смогла. Так что из 22 000 человек, остававшихся у него после Линьи, Тильман для боя у Вавра располагал лишь 17 000 - против 33 000 у ГрушИ, и французы с самого начала обзавелись двойным перевесом в силах.


2-й швейцарский полк (на французской службе) в сражении за Вавр

Тильман, имевший весьма двойственный приказ идти за Блюхером, или же защищать Вавр, если появится "много французов", решил выбрать второй вариант - закрепиться в городе, прикрывшись рекой Диль, которую можно было перейти лишь по четырем мостам (почему их сразу не разрушили - великая прусская военная тайна). 10-я (полковника Йоганна Фридриха Якоба фон Кемфена), 11-я (полковника Ханса фон Люка) и 12-я (полковника Вольфа Вильгельма Фердинанда фон Штюльпнагеля) пехотные бригады заняли оборону, кавалерийская дивизия (генерал-майор Карл Фридрих Бернхард Хельмут фон Хобе) расположилась позади, в резерве у Баветта.

В намерения ГрушИ не входило атаковать "пакетами", пока к Вавру не подойдут все его силы, посему он приказал III корпусу занять позиции на холмах левого берега Диля и ждать подхода IV корпуса и кавалерии. Но Вандам (имевший стойкую репутацию хама и весьма неуживчивого подчиненного) отчего-то решил проявить инициативу и в 16.00 приказал своим частям атаковать с хода. Французы легко выбили прусские аванпосты из заречного предместья, но у двух мостов через Диль застряли, скученные в узостях города и от души поливаемые из ружей и пушек противника. Бой у двух мостов продолжался до ночи, но французам так и не удалось их перейти.


Пруссише зольдатен дер брюк не отдавайтен! (тыц)

Прискакавший на место ГрушИ убедился, что да ёкарный балет, охренели все, страха нет, творят, что задняя жопа захочет! его приказ оставаться на холмах похерен, и придется продолжать сражение, начатое так хреново, приказал корпусу Жерара выстраиваться левее Вандама и атаковать мост у мельницы в Бьерже. Маршал лично ходил махать саблей возле атаки, а стоявший (и махавший тоже) рядом с ним Жерар даже был тяжело ранен (командование корпусом принял уже знакомый нам по 1813 году генерал Пешё) - но пруссаки, как и в Вавре, вцепились в мост, как в родное, и не отдавали его до ночи.

Когда отчаяние уже почти захлестнуло французских командиров, пришла якобы благая весть - самый дальний к юго-западу мост в Лимале оказался без защиты - стерегшие его утром батальоны бригады фон Борке ушли вслед за своими товарищами, как образцовые дисциплинированные пруссаки, и мост оставался пуст и сиротлив. Поскольку в 18.00 прискакал отправленный из штаба Аполиона в 14.00 курьер с маловнятным донесением (ампиратор писал, что "всё тип-топ, мы видим в "позорные" трубы Блюхера, но всех побьем", а вот начштаба армии маршал Сульт прицарапал сбоку "срочно всем со всех ног бечь сюда!"), ГрушИ решил переходить на другой берег Диля у Лималя, а там видно будет - всё ближе к Мон-Сен-Жану.


Сражение у Вавра, положение перед началом (тыц)

Туда и кинулись части 14-й дивизии генерала Этьенна Юло де Мазарни, перешедшие Диль между 20.00 и 21.00, а вслед за ними переправились две другие дивизии IV корпуса, вышедшие по правому берегу к Вавру - к большому удивлению и неудовольствию генерала Штюльпнагеля и его солдат. Тильман подумал, что это всего одна дивизия неприятеля (было уже темно, и ни хрена не ясно), и приказал Штюльпнагелю атаковать ее. Естественно, чардж одной бригады против трех дивизий (к которым подтягивались еще дивизия Теста и кавалеристы Пьера Сульта) был обречен с самого начала на поражние - с большими потерями пруссаки отброшены. В ночи Тильман получил известие о победе союзных сил у Ватерлоо и велел даже своим солдатам кричать "ура!", чтобы французы "призадумались" - но увы, те ночную переправу всех сил через Диль у Лималя не остановили, и пришлось в 10.00 19 июня 1815 года отдавать приказ на общий драп из Вавра, ибо смысла ложиться трупами тут уже никакого не было, "дело сделано".

ГрушИ собрался было преследовать пруссаков, но в 10.30 получил известие о поражении основных сил и понял, что необходим стремительный драп во Францию, чтобы спасти хотя бы то, что осталось под его командой... Французы потеряли в сражении примерно 2200 человек убитыми и ранеными, пруссаки примерно 3200. Однако проку от победы ГрушИ не было никакого - впереди маячило опасное и трудное отступление во Францию, где его уже ждали, щелкая перьями, бонапартиЗДы, чтобы вовеки измарать как "непришедшего виновника поражения великого Аполиона" (причем квакать, нагло брехая, ибо сам-то прекрасно знал, кто и когда облажался, начал сам "ампиратор" уже на острове Св. Елены).


Генерал Жерар, сурово пострадавший у Вавра

А Тильман отчего-то презрел лавры "спасителя тылов Блюхера" и начал энергично и странно (ибо особой охоты упрекать его ни у кого не было) оправдываться в отступлении 19 июня от Вавра, перепихивая ответственность... на своего начальника штаба, полковника Клаузевица. Тот-де поддался своему "обычному пессимизму" и видел всё в "черном свете", потому и убедил (бедного и нерешительного) Тильмана отступать, вместо того, чтобы наброситься тигром на "бегущего во страхе" ГрушИ.

Не останавливаясь особо на вопросе, как начштаба может убедить в чем-то решительного командира корпуса, если тот "видит всё в ином свете", и не педалируя соотношение сил ночью с 18 на 19 июня (13 800 против 31 800 - бригада фон Борке присоединилась к III корпусу только 20 июня), сам Клаузевиц в своей работе о кампании 1815 года просто не пишет об этом скандале ни слова - ибо никаких особых последствий для его репутации тот не имел, так как победа у Ватерлоо заставила всех забыть все ошибки, мнимые и настоящие, допущенные до и во время 18 июня 1815 года.

Tags: клаусвиц, наполеоника
Subscribe

Posts from This Journal “клаусвиц” Tag

  • Войнописец и его резюме - 23 (и это всё)

    Холера всех прибери В январе 1831 года король Фридрих Вильгельм III приказал собрать в Позене (Познани), на границе с Царством Польским,…

  • Войнописец и его резюме - 22

    Вихри враждебные (окончание) Все, кто притворялся в школе отличником по истории, знают, что Польша после 1815 года по решению Венского конгресса…

  • Войнописец и его резюме - 21

    Вихри враждебные (начало) Рутинное и монотонное существование Клаузевица в Берлине и Гнайзенау в поместьях закончилась довольно внезапно в 1830…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments