qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Category:

Соперники Веллингтона: "Король Николай" (окончание)

В 1808 году император, недовольный действиями в Испании еще одного своего любимца, сделанного маршалом "ни за что", Бессьера, отдает его корпус под команду Сульту. Тот 10 ноября громит графа Бельведера у Гамоналя и захватывает Бургос. Тут-то открывается еще одна сторона маршала Николя: он никогда не имел ни особых возможностей, а паче того - желания обуздывать зверства своих солдат. Погром и грабеж, устроенный французской солдатней в городе, стал первым из череды, которая привела к тому, что сам Буонапарте заявлял: "Мне следовало бы расстрелять Сульта как самого большого грабителя". Причем от еще одного известного мародера с жезлом, Массены, "Божьего Жана" отличал эстетский вкус - кроме "тупо денег", он набивал обоз произведениями искусства, антиквариатом и всем, что можно было выгодно продать. Его коллекция редкостей и шедевров стала крупнейшей во Франции - один только список всего занимает несколько десятков страниц.
Но вот с другим испанским генералом, Блейком, получилось уже не так круто - 14 ноября у Рейносы Сульт смог захватить только часть его обоза и пушки. Следующий приказ Буонапарте - перехватить у Асторги английскую армию генерала Мура - тоже выполнить не удалось, ибо англичанин, получив известие о падении Мадрида, решил отступать не обратно в Португалию, а на север, в Ла-Корунью. Преследование завершилось сражением у этой самой Ла-Коруньи 16 января 1809 года, причем Сульт ждал подхода подкреплений, что некоторые потом ставили ему в вину. Бой получился упорным - Мур погиб, его заместитель Бэйрд потерял руку, но англичане удержали позиции и успешно сели на суда, чтобы отплыть в Британию. "Божий Жан" решил, что раз мусор всё равно под ковром, можно объявить сражение своей победой. Впрочем, Буонапарте на сей счет особо не обманывался - в отличие от некоторых современных бонапартиздов.


Битва у Ла-Коруньи

Из Галисии корпус Сульта был направлен на завоевание Португалии. Лиссабон удерживали англичане, но вот северная столица страны, город Порту, был под контролем хунты (временного правительства) и ее армии. Армия сия, правда, состояла из остатков старой, королевской, и ополченцев, умевших более кричать о родине, чем драться. Посему, отбросив 20 марта у Браги португальские авангарды, 27-29 марта французы взяли город штурмом, предав его, по своему обычаю вообще, и по обыкновению герцога Далматского в частности, огню и мечу (а еще и грабежу). А потом началась история, похожая то ли на политический детектив, то ли на комедию. Некоторые офицеры штаба (официальная версия, не упоминавшая самого Жана-де-Дьё) вознамерились провозгласить своего командира королем "Николаем I Португальским", и даже раскидали по городу прокламации, туманно на сие намекавшие. Другие офицеры решили, что это есть заговор против особы императора, и начали готовиться арестовать "бунтарей", а заодно и Сульта на всякий случай, ибо он вел себя "весьма туманно"...
"Фарсу" прекратили внезапно появившиеся под городом англичане. Мудрый герцог Далматский, чтобы безопасить себя от сюрпризов, велел увезти с южного берега Дуру на северный все лодки, чтобы никто не смог переправиться через достаточно широкую и полноводную реку. И когда 12 мая 1809 года ему донесли о появлении британцев, только похихикал и продолжал готовить грандиозный обед по случаю какого-то торжества. Британцы же с помощью некоего местного парикмахера и монахов раздобыли мелкую лодчонку и смогли часа за два тихой сапой переправить батальон (1-й пехотный полк, или "Песочники"), который укрепился в семинарии, прежде чем был обнаружен. Генерал Максимилиан Фуа с тремя батальонами попытался их выбить, но был ранен, а атака его провалилась. Тут уже все жители Порту бросились к месту переправы англичан со всякими подручными плавсредствами, и британцы стали быстро переправляться через реку. Сульт, конечно же, проявил глазомер и верный расчет - чтобы его не отрезали от Галисии, он тут же приказал всем драпать из города (это отступление его апологеты снова запишут в гениальные сверкания тактики и стратегии). Английскому командующему Уэлсли достались "всего лишь" 1500 пленных... и сервированный обед, который его благодарные французам офицеры с удовольствием слопали.
После такого "фармазона" император натыкал "королю Николаю" носом (припомнив сразу и "королевские мечтания", о которых было доложено по инстанции), и велеи идти на фиг воевать с испанцами, в Андалусию. Там герцог Далматский смог слегка подправить потрепанное реноме, побияя "донов" у Оканьи осенью 1809 года и у Геборы зимой 1810 года. Ну а потом он снова подался в оперетточные короли - засел в Севилье, завел себе там двор и ритуалы "утреннего и вечернего выходов", с размахиванием знаменами, барабанным боем и криками "накраул!". Ну и накрал - король Хосе Бонапарт бешено и люто злился на то, что из Андалусии налоги приходят размером со слезы кота... И плевал и клал на требования императора идти на помощь Массене, направившемуся на "третье завоевание Португалии". Только когда Веллингтон выгнал Массену из Португалии и осадил Бадахос, ключ в том числе и к Андалусии, "вице-король Севильский" поднял задницу и напал на "заслонный" корпус Бересфорда у Альбуэры 16 мая 1811 года. Снова восторги бонапартиздов, приправляемые на сей раз и воплями полонофилов о "бесподобной атаке уланов Конопки" - "битва была почти выиграна". Ну, как всегда, за такими фразами скрывается то, что битва была проиграна - при равных потерях, примерно по 5700 человек, французы отошли и бросили Бадахос на произвол судьбы. А в следующем, 1812 году, Сульту не помог уже Мармону, поколоченному у Саламанки. Правда, когда Веллингтон завяз под Бургосом, движение армии герцога Далматского на север заставило англичан очистить Мадрид и уйти обратно в Португалию - но сия "победа" была достигнута путем оставления Андалусии, которую тут за захватили испанцы.


Битва у Альбуэры

В конце концов, в 1813 году император призвал Сульта к себе, в Германию - тот самый случай, когда мадам Сульт пообещали отступного. Но когда оставшиеся в Испании генералы сдали Мадрид и продули баталию у Витории, потребовался "человек со знанием местностей, чтобы с мелкими силами удерживать крупные", и кроме Сульта другой кандидатуры просто не нашлось. Фактически Испания уже была сдана - еще держались лишь Сан-Себастьян и Памплона. Сульт решил напасть на растянувшихся между этим крепостями англичан, португальцев и испанцев и поколотить их по частям. С 25 июля по 2 августа 1813 года продолжалась "Пиренейская битва", а точнее кампания из нескольких сражений, в ходе которых после первоначальных успехов герцог Далматский был жестоко поколочен и выкинут обратно во Францию - причем силы были в целом равны, так что заявления бонапартиздов о "новом сверкании военного гения" в этом случае особенно стрёмны.
После этого (а паче после падения Сан-Себастьяна и Памплоны) Сульт попытался начать войну информационную - раструбил о своей линии укреплений на реке Бидассоа как о "новой Торрес-Ведрас" и "последнем рубеже, на котором враг будет остановлен". Веллингтон, будучи всегда равнодушен к прессе, на сие не купился, прощупал "линию" в паре мест, да и прорвал ее.
Последней "великой стратегической придумкой" маршала Далматского стало "параллельное отступление" - чтобы не пускать Веллингтона вглубь Франции, французы отходили вдоль Пиренеев, "утягивая" врага на себя. Железный герцог и тут нашел противоядие - вдохновленный обещаниями роялистов, он послал отряд Берефорда на Бордо, каковому город и сдался. Финалом кампании стала битва при Тулузе 10 апреля 1814 года. Бонапартизды объявляют ее "технической победой Сульта" - он-де отбил все атаки англичан на город и причинил им потерь на 4600 человек, сам потеряв 3300. Ну... так-то оно так, только вот англичане остались в редутах на господствующих высотах, и 12 апреля герцог Далматский таки дал приказ оставить Тулузу - по версии бонапартиздов, "чтобы не подвергать город ужасам штурма", а на самом деле из-за донесений, что английская кавалерия уже замечена по дороге на Каркассон. Там-то, на дороге, маршал и получил известие, что еще 6 апреля император от престола отрекся, и побоище у Тулузы было абсолютно бесмыссленным.
Война закончилась. Кстати, когда Веллингтон ехал в Париж, то на одной почтовой станции Сульт с ним пересекся - он тихонько заглянул в карету, где Железный герцог спал, быстро ретировался и пустился прочь во весь опор. Зачем? Чтобы заявить потом, что один раз таки застал Веллингтона спящим.
Бурбонам Сульт кинулся служить со рвением, преследуя даже бывших товарищей (например, участвовал в суде над генералом Эксельмансом), но когда Буонапарте вернулся на Сто дней - тут же оказался у трона старого-нового императора. И при Ватерлоо даже произносил какие-то невозможно-апокрифические реплики по поводу Груши - по версии бонапартиздов, а не на самом деле, ибо ни Буонапарте, ни Груши никогда и не думали, да и не имели никакой физической возможности в день битвы у Ватерлоо идти друг другу навстречу.
После всего этого Сульт прожил еще длинную жизнь - бегал в изгнания, возвращался, занимал посты военного министра и даже премьера. Удостоился особой и, в общем-то, незаслуженной чести стать четвертым в истории "главным маршалом" (маршалом-генералом) Франции" - наряду с Тюренном, Вилларом и Морисом де Саксом. Они встречались с Веллингтоном во время официального визита в Лондон - и даже пообедали, вспоминая былое. Правда, Дьюк ему всё-таки "отшпилил", назвав потом лучшим маршалом Франции... кроме Массены. Ну, тут надо не забывать, что Веллингтон встречался в бою из маршалов еще лишь с Неем, Виктором, Журданом и Бессьером.
Умер Николя Жан-де-Дьё Сульт 26 ноября 1851 года в своем родном городке Сент-Амане, восхищенные жители которого позднее переименовали его в Сент-Аман-Сульт.
Tags: наполеоника, хистерические очерки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment