qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Войнописец и его резюме - 13

Предатели отечества

Нет, самой неизвестной частью войны 1812 года являются не сражения 1-го пехотного корпуса Витгенштайна, и даже не 3-й западной армии Тормасова-Чичагова. Абсолютно ничего (даже не ноль, а какие-то отрицательные величины) современные россияне не знают о Рижском фронте. Около 50 000 человек с обоих сторон вели на протяжении полугода боевые действия в Лифляндии, сражались в кровопролитных боях, сожгли половину Риги - и что об этом сегодня помнят? Даже не имена командиров противоборствующих сторон - в самом деле, русские генерал-лейтенанты Петр Эссен 3-й и Фабиан Готтард фон Штайнхейль (ака Фаддей Штейнгель), прусские Юлиус Август Райнхольд фон Граверт и Йоганн Давид Людвиг Йорк, кому и что говорят эти фамилии? Чуть-чуть помнят (за фамилие, экзотическое для француза) маршала Франции Этьена Жака Жозефа Александра МакдонАльда - но если узнают, что в 1812 году он бывал в России, да еще и сражался против русской армии во главе целого Х корпуса из пруссаков, баварцев, вестфальцев и поляков, то вельми сильно удивятся... Ну и да, единственная тощая книжка про всё это вышла в России в далеком 1912 году, и свежее тупо ничего нет.


Генерал Петр Эссен 3-й

Х корпус, состоявший из 7-й дивизии генерала Шарля Луи Дьёдонне Гранжана (поляки, баварцы и вестфальцы) и 27-й дивизии (а фактически - вспомогательного корпуса) пруссаков, которой и командовали сразу два генерала - Граверт и Йорк (второй по команде), насчитывавших около 30 000 человек. Эти силы (плюс кавалерийскую бригаду, участвовавшую, кстати, в сражении у Бородина и в оккупации Москвы) король Фридрих Вильгельм III выставил в Большую армию согласно союзному договору, заключенному с Аполионом весной 1812 года. Задача у Х корпуса была грандиозная - наступать через Курляндию и Лифляндию на Ригу, Ревель и Санкт-Петербург, а поскольку имелись целые две крепости (сама Рига и Динабург), МакдонАльд даже получил осадный парк, тяжелую артиллерию, которую Аполион с собою на Москву не взял, ибо нафиг?

Однако же, как и на другом фланге (см. сериЯл про "18-12"), великий ампиратор лоханулся с оценкой сил неприятеля. Эссен, имевший поначалу около 16 000 солдат, сумел продержаться (надо отдать должное - не имея нужды в демонстрации каких-то особых талантов полководца, ибо неприятель был вялотекущ и апатичен), получил затем подкрепление из 10 000 человек (Финляндский корпус Штайнхеля) и даже попытался перейти в наступление, но был побит, и ситуация на фронте перетекла в позиционную войну. МакдонАльд засел в захваченном Динабурге и под Ригой и ждал известий от Аполиона, который, кстати, в горячке драпа из России вообще про него позабыл - приказ Х корпусу на отступление отправил из Вильно и.о. командующего король Иоахим Неаполитанский, и бумага добралась до МакдонАльда лишь 18 декабря 1812 года.


Маршал Этьен МакдонАльд

К тому времени в корпусе сложилась весьма нездоровая обстановка. Война с Россией в Пруссии была очень непопулярна, и офицеров во вспомогательный корпус находили не без труда - многие отказывались. Генерал Граверт, известный еще с XVIII века писатель и командир, приятель герцога Брауншвайг-Люнебурга, в одних сочинениях назван галломаном, в других - ярым патриотом-галлофобом, но в сражении 18 июля 1812 года у Экау он упал с лошади и сломал ногу, отчего сдал команду и уехал на лечение. Принявший команду генерал Йорк был самой скандальной и противоречивой личностью в прусской армии - в молодости он поругался с самим Гроссе Фрицем, просидел год в крепости и был с позором изгнан из армии, завербовался в войска Нидерландской ОИК и уехал в Индонезию, где убивал туземцев, а вернулся в отечество только после смерти Фридриха II. Характер его с годами лучше не стал - будучи способным генералом, Йоганн оставался скандалистом и ненавидел почти всех, кого считал соперниками, как то Блюхера, Шарнхорста, Гнайзенау и пр. По убеждениям он скорее примыкал к консерваторам-ретроградам, "жравшим" перечисленных генералов и Штайна с Харденбергом за их реформы, но был "великим специалистом" по легкой пехоте и занимался конкретно ее реформированием. До кучи Йорк оставался ярым патриотом Пруссии и ненавидел французов.

Клаузевиц, естественно, дал ему яркий портрет: "Пылкая, страстная воля, скрываемая под личиной наружной холодности, огромное честолюбие, всегда маскируемое выражением покорности судьбе, сильный и смелый характер являлись отличительными особенностями этого человека. Генерал Йорк был человек честный, но вследствие своей непроницаемости, скрытности и желчности являлся плохим подчиненным. Личные отношения для него ничего не значили; все, что он делал, он совершал ради своей репутации, а также потому, что по природе своей являлся чрезвычайно дельным человеком. Самым дурным в нем являлась скрытность, прятавшаяся под личиной резкости и прямоты. Он любил хвастаться в моменты, когда в действительности считал положение почти безнадежным, но еще охотнее притворялся, что считает все дело проигранным, когда, по существу, не видел особой опасности". С МакдонАльдом Йорк быстро перешли "на ножи" (у него это был обычный стиль общения с начальством - он всегда был свято убежден, что все его хотят подставить и ошельмовать), и француз даже не делился с пруссаком тревожными вестями о полном апоже на главном фронте, доходившими с оказиями. Поэтому, когда Х корпус начал отступать двумя колоннами, и первая под командой МакдонАльда оторвалась от второй, которую вел Йорк, на целый переход, тот сразу заподозрил маршала в желании кинуть его на растерзание русским, дабы выиграть время для собственного утекания. И как раз тут-то промеж двух отходящих колонн и втиснулся внезапный Дибич...


Генерал Йоганн Йорк

На самом деле генерал-квартирмейстер 1-го русского корпуса выпросился в авангард, получив летучий отряд из 1420 человек (Гродненский гусарский полк, три казачьих полка, рота егерей и 6 конных орудий), с которыми преследовал отступавшие от Вильно остатки Большой армии. 25 декабря 1812 года он дошел до Колтынян (ныне Калтиненай) и вклинился таким образом между оступавшим неприятелем, ибо колонна МакдонАльда уже ушла из этого селения, а колонна Йорка еще до него не добралась. Пруссаки не имели никакого представления о численности неприятеля (Дибич нагло блефовал с 1400 человек супротив 14 000), Йорк тут же решил, что "вот он, подлый план французов сработал!", и в его душе, как и в душах офицеров его корпуса, возник резкий протест против перспективы помереть тут, в российских снегах, будучи проданными и преданными оккупантами-поработителями рОдного фатерлянда.

Так удачно сложилось, что в рядах 27-й дивизии служили два старших брата фон Клаузевицы, а их младший брат Карл увязался с отрядом Дибича. Знал Клаузевиц и многих других офицеров корпуса - например, своего бывшего ассистента и приятеля фон Дона-Шлобиттена. Посему Дибич (сам урожденный пруссак) решил сделать единственно возможную вещь - продолжать блефовать, вступить с Йорком в переговоры и убедить сдаться на капитуляцию. Переговоры шли 5 дней и завершились подписанием 30 декабря 1812 года в городке Таурогене (ныне Тауроге) конвенции, по условиям которой корпус Йорка объявлялся нейтральным, уходил в Пруссию и оставался там "впредь до решения короля Фридриха Вильгельма III о [не]прекращении войны". Для армии с культом исполнения даже откровеннодурацких приказов и "дисциплинен" это был "самый смелый документ в истории Пруссии", и Йорк с ближайшими помощниками всерьез опасался трибунала и смертной казни. Но "родина и момент требовали смелых решений", к тому же Дибич уверял, что 40 000 русских обходят их со всех сторон... Клаузевиц лично участвовал в переговорах и во многом способствовал подписанию конвенции, "столкнув камень", который, как он надеялся, приведет к камнепаду и вырвет Пруссию из постыдного союза с Аполионом.

Tags: клаусвиц, наполеоника
Subscribe

Posts from This Journal “клаусвиц” Tag

  • Войнописец и его резюме - 23 (и это всё)

    Холера всех прибери В январе 1831 года король Фридрих Вильгельм III приказал собрать в Позене (Познани), на границе с Царством Польским,…

  • Войнописец и его резюме - 22

    Вихри враждебные (окончание) Все, кто притворялся в школе отличником по истории, знают, что Польша после 1815 года по решению Венского конгресса…

  • Войнописец и его резюме - 21

    Вихри враждебные (начало) Рутинное и монотонное существование Клаузевица в Берлине и Гнайзенау в поместьях закончилась довольно внезапно в 1830…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments