qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

Соперники Веллингтона: "Король Николай"

Вот опять, полистал сайты и е-буки для этого очерка - и снова поражаюсь размеру визга и писка бонапартиздов о "гениальности" и "наравном соперничестве" Сульта с Веллингтоном... Человек не выиграл у Дьюка ни одного сражения - постоянно сливал. Ну да, достойный соперник... А то, что это был "один из лучших маршалов" (мне иногда интересно становится - как они "лучшесть" определяют? почему "лучшие" - это Сульт и Даву, а не Массена, Сюше, Сен-Сир?) - ну так это еще раз доказывает, что "Железный" был "лучше лучших", примите сей факт и живите спокойно.



Не заладилась в обычное человеческое русло жизнь у него с самого начала - родители в 1769 году назвали ребенка Жан-де-Дьё (именно так) - в честь португальского католического святого XVI века "Иоанна Божьего". Ну, лангедокцы (городок Сент-Аман, департамент Тарн) - они все, когда мистраль подует, с придурью. Посему и пришлось потом юноше брать себе "человеческое" имя Николя. Семья была приличная - отец зарабатывал на жизнь, трудясь нотариусом. Но, видать, либо плохо работал, либо сильно транжирил - после его смерти Жан-де-Дьё не смог продолжить обучение в колледже и в 1785 году завербовался в солдаты, в Королевский пехотный полк (да, вот так он и назывался - типа, все остальные полки во французской армии на короля класть хотели...).
В полку после 6 лет службы Сульт получает сержантские нашивки. Есть версия, что потом он полк бросил и стал сельским пекарем... Не очень правдоподобно. Да и в любом случае, шесть длет после 1785 - это 1791, в котором "Ваня Божий" вступает в Национальную гвардию инструктором 1-го батальона волонтеров Нижнего Рейна (в чине су-лейтенанта), где со своим опытом к 1794 году добирается до чина главного аджюдана (штабная должность, аналогичная званию полковника, или, как тогда говорилось, шефа бригады) и командует штабом в дивизии Лефевра. Сильно похожие на предания о маленьком Христе легенды истории повествуют о том, как генералы Марсо и Лефевр бились во время сражения у Флёрюса в истериках вокруг молодого Сульта, а он им цедил короткими словами про то, что "не надо паники, сейчас всё поменяется и будет ок". Так, или иначе, но пораньше, кстати, чем один его злобный и невоспитанный ровестник с Корсики, "Божий Жан" (на третьем году Революции, естественно, уже давно - Николя) стал бригадным генералом.
Правда, затем карьера подзавязла - в 1799 году, едва получив чин дивизионного генерала, несмотря на раздутые затем бонапартиздами до нереальных размеров всякоподвиги на Рейнах во главе батальонов и полубригад, Сульт всё еще командует дивизией в армии Массены, с которым побивает австрийцев Готце и русских Римского-Корсакова в Швейцарии. Старому хитрож...умному крысу Массене генерал понравился, и тот его взял в 1800 году с собой в Геную, командовать правым крылом (корпусом по тогдашней терминологии) Итальянской армии. Но армия-то была заперта в городе, а австрийцы его жестко осаждали. А в одной из вылазок Сульт вообще был ранен и попал в плен. Хотя после Маренго и перемирия плен быстро кончился, Николя вернулся к Массене, который и представил его Буонапарте как "умного мальчика, пусти его, чтобы далеко пошел" - и тот взял "подобранца" аж командиром (одним из четырех) в Консульскую гвардию.
Так же, как и многие другие (Даву, Бессьер, Ней и пр.) в 1804 году Сульт абсолютно незаслуженно стал маршалом империи. Не потому, что был тупой бездарь. А потому, что успевших прославиться и зарекомендовать себя в куда более высоких должностях (и крутых передрягах) командиров было много. Но Буонапарте не награждал лучших - он комплектовал "свою команду". И ему нужен был незаметный (и потому всем ему обязанный) Сульт, который с 1803 года так дриллил солдат в Булонском лагере, что они орали и пищали - даже сам Буонапарте спросил, зачем так-то строго, и получил ответ в стиле "тяжело в ученье - легко в бою!".


Я маршал! Я маршал!

Кстати, суровый и властный в казарме, дома Сульт был рабом и подкаблучником - с 1796 года немка Луиза Берг, ставшая его женой, доминировала, подчиняла и унижала. Известен его знаменитый ответ на приказ Буонапарте отправляться из Испании в Германию - "сперва надо посоветоваться с женой". В итоге Буонапарте пообещал мадам Сульт "материально компенсировать" - он тоже всегда боялся эту страшную женщину и избегал с нею ссориться (что было очень удивительно, учитывая то презрение, которое Буонапарте питал к женщинам вообще).
Аустерлиц стал звездным днем новоиспеченного маршала - его корпус нанес главный удар по Праценским высотам и раздавил неприятеля. Буонапарте распёрло так, что он сделал невероятную для своего мега-эго вещь - произнес фразу "мой маршал, Вы лучший в Европе тактик!". Но если при Йене "лучший тактик" снова бил в грязь не лицом, то вот с русскими "не шмогла" - при Прёйсиш-Эйлау" и при Гейльсберге в 1807 году он ничем не блеснул, кроме совета Буонапарте не уходить с поля боя у Эйлау, в результате чего французы и считают себя до сих пор "честными победителями". Видимо, после этого всё же небольшой не белый котенок пробежал между ним и императором - когда после Тильзита были розданы маршалам герцогские титулы, и Ней, Даву, Лефевр, Ожеро и пр. получили имена своих бывших побед (Эльхингенский, Ауэрштедтский, Данцигский, Кастильонский), а Сульт стал "стрёмно-смешным" (армия всегда посмеивалась) герцогом Далматским - место, где его ноги отродясь не было (там воевал один Мармон). Говорили, что Николя очень хотел быть герцогом Аустерлицким - но Буонапарте слишком дорожил своей ролью в истории, чтобы делиться этой победой.

(Окончание следует)
Tags: наполеоника, хистерические очерки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments