qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

Войнописец и его резюме - 5

Окультуривание немца

Плен, в котором томились душа и тело штабс-капитана Клаузевица, имел всё же одно положительное следствие - не покидавший, ежели не считать походов 1793-1795 годов в весьма еще юном и полубессознательном возрасте, пределы Пруссии и ограничиваясь в качестве "высшего света" только Берлином, молодой офицер наконец-то увидел мир и познакомился с умными людьми, не так уж и хорошо разговаривающими по-немецки. Сперва сильно мешал ярчайший казенный патриотизм Карла - визит в Париж и осмотр Лувра оставили его глубоко равнодушным. Лед тронулся, когда после Тильзитского мира, 1 августа 1807 года принц Август и его адъютант двинулись домой и попали в Женеву. Тут принц и увлекся мадам Жюли Рекамье, "присев" в Швейцарии на три месяца. А разозленный этим штабс-капитан, обозвавший "предмет желаний" половины европейского мужского бомонда "заурядной кокеткой", вдруг нашел себе собеседницу по вкусу - писательницу Анну-Луизу Жермену де Сталь-Хольштейн, изгнанную Аполионом из Франции за то, что была слишком умной женщиной ("ампиратор" таких просто ненавидел и жить в одной стране с ними не мог - даже мадам Рекамье была изгнана из-за этого же) и осевшей на родине своего отца, знаменитого в прошлом министра Неккера.

 
Мадам де Рекамье и госпожа де Сталь

Мадам де Сталь работала тогда над своим сочинением "О Германии", дабы потроллить "ампиратора" и французский бомонд мыслью о том, что немцы - тоже люди (книга сия произвела гран-скандалЬ именно поэтому, а еще и потому, что Аполион усмотрел в ней "экстремистскую агитацию за германцев и против него"). И тут в ее имении Коппе близ Женевы появляется вместе с принцем Августом, волочащимся за ее подругой Жюли, невзрачный молодой пруссак, который спустя пару бесед оказывается очень умным, начитанным и оригинально мыслящим немцем - ну просто кладезь для германской темы! Писательница уже прославленная и писатель будущий нашли темы для разговоров и остались друг другом весьма довольны.

Более того, у мадам де Сталь постоянно гостил еще один "эксперт по Германии" - философ, культуролог и прародитель "йенского романтизма" Карл Вильгельм Фридрих фон Шлегель. Беседы с ним тоже очень понравились Клаузевицу - литератОрАвед был большим знатоком литературы, а доморощенно-прусское образование штабс-капитана зияло белыми пятнами. Под влиянием бесед с мадам де Сталь и Шлегелем Карл сформировал и свое собственное представление о французско йреволюции - в отличие от многих современников (и даже немцев), он считал ее большим недоразумением и злом, ибо она выродилась в деспотизм, доказав правоту Макьявелли (одного из  любимых философов Клаузевица) в том, что "развращенный народ не может быть свободным". Шлегель поддакивал - "все французы похожи друг на друга, как вафли, выпеченные в одной форме", у них нет немецкого стремления к индивидуальности (говорил человек из страны "заводных солдатиков" и госслужащих)... В общем, швейцарка и саксонец укрепили пруссака в немецком патриотизме и ненависти к "аполионовской" Франции, однако же побудили "культурно подрасти", начав читать современные сочинения не только по военному делу.


Фридрих Шлегель

Свои мысли по возвращении в Германию в ноябре 1807 года Клаузевиц изложил в небольшой статье "Немцы и французы", неизменно повергавшей марксистов в шок, будто порнографический журнал - фрёкен Бок. Как мог человек, великий труд которого о войне которого конспектировал Сам Ильич, наваракать сочинение, которое можно описать одной фразой - "пустые и порочные французы живут во тьме Мордора, а прилежные и трудолюбивые немцы сияют светом Гондора"? Советская "наука" так никогда и не признала банальной вещи - "гений военной теории" Карл фон Клаузевиц, весь из себя "выходец из прогрессивных рядов буржуазии, боровшийся с косным и отсталым феодализмом", всегда был прусским шовинистом и германским националистом.

В апреле 1808 года, задержавшись на пять месяцев в Берлине, Клаузевиц прибыл в Кёнигсберг, где тогда обретался королевский двор. Молодой офицер из плена явился в амплуа статуи командора, на которую почему-то никто не обращал особого внимания - и потому разражался едкими комментариями. Королева Луиза Августа Вильгельмина Амалия - икона патриотов? Это мекленбурженка, которая однажды затанцевалась на балу до двух ночи? Типа, о родине скорбит? "Жизнь среди поколения, которое само себя не уважает и неспособно пожертвовать собой и своим достоянием во имя самой священной цели, отравляет и хоронит все радости существования". "В отношении нашей судьбы я - самый крайний пессимист; по правде говоря, мы и не заслуживаем лучшей участи. Бедное германское отечество! Его гордое чело должно поникнуть. Так хочет судьба, с которой нельзя вступить в спор, так как яд гнусности, беспрерывно отравляющий здоровые части нашей страны и препятствующий всякому выздоровлению, победить еще в десять раз труднее, чем внешнюю тиранию". ПафосЪ, напыщенный пафосЪ - но вот таким Клаузевиц тогда и был...


Королева Луиза - неправильно родину любит!

Злобная старая грымза фон Брюль по-прежнему была против брака Мари и Карла. Тогда умная девушка решила "пойти конем и буквой Гэ": с помощью писем познакомила всех знакомых прусских принцесс (то есть, "весь свет" - принцессы же не шкаф, и не музей...) с тем, как они с женихом (всё прилично!) нечеловечески любят друг друга, и общество просто привыкло - говорим Мари фон Брюль, подразумеваем Карлфон Клаузевиц. А при встрече со старухой Брюль спрашиваем - когда уже они поженятся-то? Оборона  старой перечницы трещала по швам и держалась лишь на ее чисто английском упрямстве.

В Кёнигсберге штабс-капитан наконец-то воссоединился со своим "богом" Шарнхорстом, возглавлявшим "Комиссию по военной реорганизации" и стал его деятельным помощником и "практически секретарем", получив-таки следующий чин капитана. Тут Карл шапочно познакомился со знаменитым "ломщиком старой Пруссии", реформатором и премьер-министром, бароном Генрихом Фридрихом Карлом фом унд цум Штайном, а также близко сошелся и подружился с подполковником Августом Вильгельмом Антоном Нейдхардтом фон Гнайзенау, героем обороны Кольберга в 1807 году и шефом корпуса военных инженеров. В феврале 1809 года Клаузевиц получил официальную отставку у принца Августа и был назначен в генеральный штаб, начальником канцелярии главы сего заведения (коим также был Шарнхорст).


Генрих Штайн

А вот от предложения вступить в Тугендбунд, тайный "союз патриотов Германии", готовивший восстание и "свержение французского ига", капитан Клаузевиц категорически отказался - его скептический и язвительный ум на дух не переносил все эти "детские и масонские" игры в "таинственные заговоры при луне" и прочую театральщину. Равнодушен он остался и к возникающим романтикам, хотя по просьбе невесты и посещал кружок фон Арнимов - отталкивала его вся эта мистика и преклонение перед "темными иррациональными силами, увлекающими человеков в пучины рока"... Несмотря на всю свою "тевтонскость" и любовь к "воле и духу", Клаузевиц оставался в повседневном поведении скептичным рационалистом.

Tags: клаусвиц, наполеоника
Subscribe

Posts from This Journal “клаусвиц” Tag

  • Войнописец и его резюме - 23 (и это всё)

    Холера всех прибери В январе 1831 года король Фридрих Вильгельм III приказал собрать в Позене (Познани), на границе с Царством Польским,…

  • Войнописец и его резюме - 22

    Вихри враждебные (окончание) Все, кто притворялся в школе отличником по истории, знают, что Польша после 1815 года по решению Венского конгресса…

  • Войнописец и его резюме - 21

    Вихри враждебные (начало) Рутинное и монотонное существование Клаузевица в Берлине и Гнайзенау в поместьях закончилась довольно внезапно в 1830…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments