qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

Узник замка Иф



Жан-Батист Клебер - один из самых ярких генералов Французской революции, фигура, которая вполне может стоять вровень с Гошем или Моро, и посему быть выше Буонапарте, который, естественно, Клебера ненавидел (и это было взаимно). И еще будущий император его предал, обрек на смерть и даже после нее отказал в погребении...
Как оно водилось у советских историков, они всех революционных генералов "скидывали" в "черные люди", и потому Клебер у них - сын каменщика. Думаю, архитектор Жан-Николя Клебер, в семье которого родился Жан-Батист в 1753 году, сильно бы обиделся - как все люди его профессии в XVIII веке, он был уважаемым человеком - не так уж и много их было в Страсбуре. Конечно, в 1756 году мальчик осиротел, лишившись отца, но отчим Жан-Мартен Бюрже тоже не был нищим побирушкой - он оплатил обучение Жана-Батиста в гимназии. В 16 лет у юноши случился "залет" - он завербовался в 1-й гусаркий полк, но в том же году службу оставил и возвратился к учебе - в Школу изящных искусств и ремесел (1770-1771), а потом в школу архитектора Шальгрена в Париже (1772-1774). Но добиться официального места архитектора не удавалось, а в 1777 году подвернулся "счастливый случай" - молодой и от природы здоровый в теле Клебер помог в трактирной драке двум знатным баварцам, и в благодарность они устроили его в престижное военное училище - Мюнхенскую военную академию (как почти все эльзасцы, Жан-Батист свободно владел немецким языком). Ее он закончил пректически экстерном (ибо образован уже был более чем) - с февраля по октябрь 1777, и выпустился приват-кадетом в австрийский пехотный полк Кауница.
Некоторые "пейсатели букваме" указывают, что на австрийской службе Клебер участвовал в русско-турецкой войне 1787-1791 годов, игнорируя простой факт, что за четыре года до ее начала он оставил военную службу. На самом деле эльзасец участвовал в войне за Баварское наследство (она же "Картофельная война), а потом служил в разных гарнизонах, выйдя в отставку в чине лейтенанта в 1783 году - потому что родичи наконец-то подыскали ему место архитектора - точнее, инспектора строений. Дживелегов почему-то уверен, что "архитектура шла с грехом пополам", однако 31-летний инспектор в 1787 году составил план больницы Святого Эрхарда в Танне, а в 1788 году – план мэрии Танна. Так что его вступление в Национальную гвардию в 1789 году можно считать чисто патриотическим порывом, тем паче что он получил чин куда меньший, чем имел у австрийцев - всего лишь рядового гренадера, быстро, впрочем, продвинувшись до старшего аджюдана (старшина, сержант-майор - а не адъютант, как пишут грамотеи из Вики; в крайнем случае, написали бы "батальнный адъютант", было бы хоть немного похоже на правду). Да и членство в Нацгвардии, как известно, было "по совместительству" и не требовало бросать основную работу.


С 8 января 1792 года Клебер переведен уже в "натуральную" воинскую часть - 4-й батальон волонтеров (добровольцев) Верхнего Рейна, а когда весной того же года началась война, он с батальоном совершенно естественно оказался в Рейнской армии. Уже 20 мая 1792 года Клебер - подполковник, а 17 августа 1793 года - бригадный генерал. Прославился под началом генерала Кюстина при обороне крепости Майнц, где подчиненные ему солдаты получили прозвище "майнцкие черти". В итоге Майнц таки капитулировал, и по условиям сдачи войска его гарнизона целый год не должны были сражаться против армий коалиции. За такое "предательство" Кюстин и Клебер попали под ревтрибунал, но если первого таки отправили на гильотину, то эльзасца оправдали и отправили с Майнцкой дивизией в единственное место, где не было официальных войск коалиции - в Вандею.
Дебют в Вандее не задался - пока 18 сентября 1793 года "черти" грабили городок Торфу, на них напал Шаретт и сильно окружил. Для спасения авангарда потребовалось повторить Фермопильский подвиг - Клебер приказал командиру батальона (майору) Шевардену взять 300 гренадер и защищать теснину, пока остальные войска не выйдут из котла. Шеварден исполнил приказ, "синие" ушли, а в живых из "300 новых спартанцев" не осталось ни одного человека (на сей раз вандейцы пленных не взяли). В начале октября Клеберу таки удалось покомандовать и армией - всех начальствовавших генералов (Канкло, Дюбайэ и Груши) отправили в отставку, и Клебер временно их заместил, побив вандейцев 8 октября у Шатийона. Затем уже под командой нового командарма Лешеля Жан-Батист участвовал в победах у Шоле, Антрене и Савенэ.
За все сии подвиги 17 октября 1793 года Клебера производят в дивизионные генералы, однако из-за злого языка и строптивого характера его подчинили куда более молодому и менее опытному Марсо, но на счастье обоих они были друзьями, и обошлось без разборок, у кого пузо ширше. После отъезда Марсо на Рейн Клеберу всё же дали покомандовать Западной армией, каковую он и сдал в январе 1794 года генералю Тюрро, наотрез отказавшись участвовать в организации "адских колонн". Поскольку год, определенный капитуляцией в Майнце, истекал, эльзасца послали сперва в Арденнскую армию, затем в Северную, потом - в армию Самбры и Мааса, под команду Журдану. Тут Клебер отлечился в сражениях у Флерюса (обоих) и при осаде Маастрихта, в 1795 году командовал армией Самбры и Мааса, затем - Рейнской армией. Но скверный характер сперва "сокращает" его до должности команданта родного Страсбура, затем отправляет снова в армию Самбры и Мааса (и опять к Журдану), где в 1796 году Жан-Батист вновь совершает всякоподвиги в своем фирменном стиле - во время ночной переправы через реку на опасения подчиненных о том, что полная луна может доставить кучу неприятностей, генерал произнес: "А мне насрать на луну - это ее затмит, и мы прекрасно переправимся!" А когда его подчиненного, генерала Мишеля Нея, сильно ранили, и тот впал в "депрессивную меланхолию", Клебер пришел в лазарет с музыкантами и отплясывал там зажигательные танцы, пока Ней не расхохотался и не пошел на поправку.


Следующий командарм Бёрнонвиль, покидая армию, очень рекомендует на свое место Клебера. Но тот наотрез отказывается, и в декабре 1796 года испрашивается в отпуск "для поправления здоровья". Ибо его отношения с Директорией "зашли в тупик" - попытка ублажить строптивца местом депутата Законодательного собрания не удалась, за "болтовню" на него обиделись многие влиятельные люди (например, генерал Гош), а во время переворота 17 фрюктидора 1797 года даже обсуждали идею выслать Клебера в Гвиану, как прочих "леваков". "Лечение" прекратил генерал Буонапарте, предложивший Жану-Батисту место второго по команде в Восточной армии. Сперва их отношения были безоблачными, но Клебер был почти сразу, при штурме Александрии, ранен и не принимал особого участия в завоевании Египта, зато имел много времени слушать увязавшегося в поход "по гражданской линии" Тальена, который задался целью поссорить его с Буонапарте. В итоге эльзасец под предлогом плохо заживающей раны отказывался идти в Сирийский поход, и Буонапарте пришлось лично его упрашивать.
В Сирии Клебер, как обычно, совершал всякоподвиги (например, битву у горы Табор (Фавор), где он с 4000 человек побил 35 000 турок и мамелюков). Но по возвращении в Египет случился один из самых позорнейших "кидков" в военной истории - Буонапарте, решивший, что "тут уже ловить нечего, все дела - в Париже", смывается из армии, прихватив с собой еще и почти всех дельных генералов. Клебер, оставленный "главнокомандовать", узнает об этом из письменного распоряжения, переданного ему уже после отплытия "дезертира", и, естественно, в бешенстве пишет кучу писем во Францию, где обзывает Буонапарте трусом, ничтожеством, земляным червяком и прочими нехорошими словами. Впрочем, все эти письма получает уже новый правитель страны - некий первый консул Б...
Но словами горю не поможешь - пришлось спасать армию из той задницы, в которую ее своими "гениальными" действиями засунул предыдущий командующий. И Клебер доказал, что "военного мяса" в голове у него поболее, чем у какого-то корсиканского выскочки. 24 января 1800 года он заключает с английским коммодором Сиднеем Смитом в Эль-Арише конвенцию, по которой обязуется освободить Египет в обмен на эвакуацию армии во Францию. Но адмирал Кейт оказался ратифицировать конвенцию, и Клебер с криком: "Ответим на эту наглость победами!" 20 марта 1800 года у Гелиополиса разбивает 70-тысячную турецкую армию всего с 12 тысячами солдат. Англичане вернулись к переговорам.
Но высокие налоги и реквизиции  на нужды армии вызвали в Каире второе восстание, которое французы подавили 27 марта. Однако мене уже было и текел, и фарес. 14 июня 1800 года генерал Жан-Батист Клебер в возрасте 47 лет был убит в Каире мусульманским фанатиком. После капитуляции Восточной армии в 1801 году тело его было доставлено в Марсель, но Буонапарте распорядился "пока оставить" его в замке Иф (том самом), где гроб и "забыли" аж до 1818 года, когда он "чудесно нашелся", и уже Людовик XVIII распорядился предать уже земле останки великого героя...
Tags: наполеоника, хистерические очерки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments