qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Category:

Мсьё Тюренн - император маршалов - 28 (и это всё)

Финальное явление Мефистокукколи (окончание)

Последние кампании Тюренна - они же и наиболее яркие его достижения. Разменяв седьмой десяток, он оставался энергичен и свеж умом, подавляя противников волей и интеллектом - не как некоторые полководцы (например, принц Ойген фон Завойен), к старости превращавшиеся в "осторожных супер-фабиев", боящихся "славу расплескать". Собственно, и поэтому тоже виконта можно называть "императором маршалов" - он был до конца верен найденной им еще в молодости модели, удачно сочетавшей рискованный расчет и просчитанный риск...


Стоит в Версале, никого не трогает защищает корону...

Кампания 1674 года закончилась, по большому счету, ничем - курфюрст Бранденбурга таки соединился с армией Бурнонвилля, и Тюренн ушел в Вогёзы, защищаться там. Поскольку наступила зима, союзники решили уйти на зимние квартиры возле Страсбурга. Но французский командующий уже получил приказы, согласно которым весной должен был отправить подкрепления во Фландрию. И понял, что если он хочет вести энергичную кампанию, придеться ломать шаблон и действовать зимой.

14 декабря французы заняли Бельфор, а 29 декабря атаковали у Мюльхаузена (Мюлуза) с 4000 солдат авангарда 5000 имперцев под командой маркграфа Херманна фон Баден-Бадена. Французы потеряли всего 60 человек убитыми и ранеными, а вот у их противников 300 человек было убито или ранено и 1000 сдались в плен. Остатки войск маркграфа бежали в Кольмар, где извещенный о наступлении французов сосредоточил всю свою объединенную армию Великий Курфюрст. На сей раз Фридрих Вильгельм наконец-таки решился сразиться с Тюренном - всё-таки у него было более 40 000 солдат, а у маршала менее 30 000.


Сражение у Туркхайма

Немцы занимали сильную позицию, атаковать которую с фронта было глупо. И потому Тюренн сделал гениальный ход - в расчете на то, что курфюрст не откажется от такой выгодной позиции и не прикроет фланг большими силами, 5 января 1675 года маршал оставил с фронта всего 12 000 человек, приказав им совершать демонстративные атаки, а сам с 16 000 человек пошел через деревню Туркхайм (Тюркем) в глубокий обход правого фланга позиции неприятеля. Расчет полностью сработал - деревню защищали всего 12 батальонов пехоты, которые были опрокинуты, после чего Тюренн вышел на позицию, которая угрожала уже не только флангу, но и тылу Великого Курфюрста. Узрев сие, немцы ударились в поспешное бегство в Страсбург, а потом вообще кинулись за Рейн (Фридрих Вильгельм как-то ну очень уж панически боялся Тюренна - это ему не со шведами у Фербеллина биться). Французы свои потери указать "забыли", а имперцы потеряли 900 человек убитыми и ранеными и 2500 пленными.

Аполион и "советские военные исторЕГи" поют какие-то невозможные дифирамбы "гению Тюренна", называя битву у Туркхайма "самым великим сражением XVII века", в котором "сломаны шаблоны и применена новаторская тактика". Однако будь на месте Фридриха Вильгельма более проницательный и менее боящийся Тюренна командир... всё могло бы закончиться совсем иначе. Хотя, конечно, тогда и маршал мог действовать по-другому - он-то тоже прекрасно изучил всех своих соперников.


Только Монтекукколи, только хардкор! (тыц)

В новом 1675 году Швеция встала на сторону Франции и вторглась в Бранденбург - Фридриху Вильгельму пришлось бросить весь этот "коварный европейский политИк" и кинуться защищать "ридну Немеччину". Императору Леопольду I фон Хабсбургу оставалось надеяться лишь на свои собственные силы, и потому пришлось наступить на горло собственным антипатиям и вызвать из небытия дух старого Монтекукколи - снова "если не он, то кот". 27 000 имперцев под командой графа Раймундо подошли в мае 1675 года к Страсбургу, намереваясь переправиться тут через Рейн и войти в Эльзас. Но Тюренн снова действовал в высшей степени решительно - расставив вокруг города артиллерию, он пригрозил, что сотрет Страсбург в порошок. После разорения Пфальца ему охотно поверили, и магистрат закрыл ворота перед Монтекукколи.

Тогда не смутившийся "итало-австр" пошел к Филипсбургу и осадил оный, намереваясь взять и получить тутошний мост через Рейн. Тюренн же продолжил "играть ва-банк" - перешел выше Страсбурга на правый берег Рейна и напал на Оффенбург, где располагались склады австрийцев. Этом маневр хвалит уже Клаузевиц, и совершенно заслуженно - старый полководец брал врага "за самое дорогое", не опасаясь, что тот ринется в оставленный без защиты Эльзас. Ведь "главное в войнах - это снабженье", так что Монтекукколи снял осаду Филипсбурга и поспешил к Оффенбургу. Увы, но бОльшая часть складов уже была сожжена. Спася то, что осталось, генерал-фельдмаршал отошел к Шерцену и стал ждать подвоза продовольствия из тыла.


Ай-яй-яй-яй-яй-яй-яй, убили Тюренна, убили!.. (тыц)

Тюренн подошел к расположению имперцев и расположился у Фрайштатта. Бездействие не было на руку обоим полководцам - у австрийцев не хватало еды, но и у французов с нею было хреново. Монтекукколи сделал несколько осторожных атак, но не решился на лобовой штурм. Тогда Тюренн снова пошел в обход, но соперник раскусил его намерения и быстро отступил к Зальцбаху (Засбаху). Верный себе, маршал снова обошел врага, заняв город Ахерн на пути отхода из Зальцбаха в Вюртемберг. Тогда Монтекукколи сделал вид, что смирился и выстроился для боя. Имперцев было около 30 000 человек, французов примерно 25 000.

Сражение началось 26 июля 1675 года. Тюренн, начав атаку, узнал от разведчиков, что визави снова решил его надуть - австрийские обозы уже вовсю отходили в Шварцвальд. Маршал поскакал на рекгносцировку - увидеть всё самому и оценить ситуацию. И именно в этот момент "рука всевышнего империю спасла" - артиллерийская батарея, который командовал жаждущий реванша за поражение у Мюльхаузена маркграф фон Баден-Баден, обстреляла группу богато одетых вражеских офицеров. Ядро сразило Анри де Ля Тур д'Оверня, виконта де Тюренна, генерального маршала Франции, наповал...



Собственно, к этому и шло. Каждый раз, когда Тюренн сталкивался на поле боя с Монтекукколи (за исключением самого первого раза, когда итальянец еще не командовал всей армией, а только авангардом), его планы рушились, и побить своего визави так и не удавалось. Кстати, и сражение у Зальцбаха окончилось, толком не начавшись - французы, потеряв любимого командира, поспешили ретироваться не только с поля боя, но и обратно за Рейн.

Голландской войне суждено было тянуться еще три года, но никого, кто смог бы заменить павшего Тюренна, в рядах французских полководцев так и не нашлось (пришлось опять закидывать врага мясом). Джованни Баттиста Лулли, итальянский композитор, "задававший моды" при французском дворе и более известный там как Жан-Батист Люлли, сочинил "Марш полка де Тюренна" (мелодию - бодренькие и бравурненькие слова к ней сочинят лишь в XIX веке). А сам Людовик XIV распорядился удостоить покойного высокой чести - похоронить в Сен-Дени, в усыпальнице французских королей. Как бы подтвердив репутацию "императора маршалов"...

Tags: Век семьнадесятый, Мсьё Тюренн
Subscribe

Posts from This Journal “Мсьё Тюренн” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

Posts from This Journal “Мсьё Тюренн” Tag